Записки доктора

Причем тут секс?

Марине было чуть больше 35. Она была прекрасна, но как будто не знала об этом. Зажатая. Деревянная. Со странной неженственной походкой. С движениями, как будто стремящимися скрыть ее сексуальность. С напряженным лицом. Но при этом в безупречном костюме, с прической и макияжем. Какое-то совершенное несоответствие внутреннего внешнему.

Такой я ее увидела у себя на приеме. Марина пришла с позвоночной поясничной грыжей.

Зажатость, напряжение — все это было частью ее жизни с детства. Строгие родители и бабушка: «Не верти попой, иди нормально!» «Никаких тебе юбочек и украшений, будь взрослой ответственной девочкой!» «Не подражай этим вертихвосткам!» Семья бедная, тяжелая обстановка советской перестройки с пустыми магазинами — сладости по большим праздникам. Улыбки, забота, любовь тоже — «по большим праздникам». А в основном — усталость родителей от работы, тяжелые взгляды, бесконечные обязанности по дому, необходимость приносить пятерки из школы, иначе мама с папой будут недовольны. Иначе она не оправдает их ожиданий и станет дворником.

Со школой тоже не повезло. Сложный класс хулиганов и двоечников, в который она непонятно как попала, будучи умной способной девочкой. Злые, уставшие от жизни, учительницы, грубо пресекавшие все, что не вписывалось в их представления, но пропадавшие всегда, когда нужна была их помощь. Однажды Марина, поддавшись непонятно, откуда взявшемуся, импульсу, тайком накрасилась маминой помадой в школу, и биологичка при всем классе стерла косметику у нее с лица тряпкой для доски… Мало того, что это само по себе было противно и унизительно, так училка еще и специально терла этой ужасной тряпкой так, чтобы девочке было больно… Об этом и многих других инцидентах родители Марины не знали. Пожалуй, не только потому что дочь от них это тщательно скрывала, а еще и потому что не хотели знать.

В такой атмосфере она и выросла. Напрочь зарубив себе на носу, что любая попытка стать красивее, женственнее — это стыдно. И может привести к унижению. Неудивительно, что она была не замужем, и у нее никого не было. Так, скоротечные романы, мужчины, которые ей пользовались и после ухода которых у нее долго не заживали раны… Всем, чем жила Марина, была теперь ее работа. О-о, там она была прекрасным специалистом, которого ценили! Там она была крута! С любым сложным делом все бежали к Марине, и она разруливала, справлялась. Там ее уважали.

Когда Марина рассказывала мне про работу, она преображалась. Плечи распрямлялись, в глазах появлялась гордость, улыбка трогала губы. Но движения по-прежнему были порывистыми и деревянными. Марина говорила мне: «У моей мамы была грыжа, у бабушки грыжа, и у меня теперь грыжа. Это у нас наследственное». Да, можно сказать, что это наследственное. Но грыжа наследуется не генетически. Наследуется напряжение. Бабушка и мама сами росли в такой вот зажатости и демонстрировали ее дочери. А она перенимала эти позы. Вот и унаследовала грыжу.

Запрещенная, зажатая сексуальность — достаточно типичная причина возникновения поясничных грыж. Со своими пациентами очно и на вебинарах мы прорабатываем связанные с этим напряжения. Стремление максимально скрыть женственность или мужественность, никаких покачиваний бедрами, никаких соблазнительных движений — это тоже мышечные зажимы. Грыжи, возникающие в таких ситуациях, как правило, появляются в районе поясницы. Кому-то везет больше, и они не сдавливают нерв. А у кого-то, у кого сдавливают, может развиться онемение и слабость в ноге и другие неприятные и опасные симптомы.

Участники вебинаров, как правило, живо реагируют на такую работу и хорошо в результате определяют, где что у них зажато. Кто-то не может с первого раза выйти из этого напряжения и расслабиться — это говорит о том, что поза привычная и «въевшаяся». Как у Марины. С Мариной у нас это тоже получилось не сразу.

С Марининой грыжей мы решили поработать консервативно. Несмотря на то, что невролог запугал женщину, я видела, что справиться можно и без хирургического вмешательства. Грыжа была приличной в размере, но нерв пережимала не сильно. Поболела и перестала. Стопа была в порядке. Ни онемения ни слабости. Я видела, что грыжа образовалась из-за «деревянности» Марины в движениях, которые, конечно же, привели к перегрузкам в самых напряженных участках. С этим и нужно было работать.

Но сначала я прописала Марине полный покой. Благо, финансово она была достаточно обеспечена, чтобы позволить себе просто лежать и ничего не делать. По дому помогала домработница, она убирала и готовила. Отпусков на работе не было уже несколько лет, поэтому начальство пошло навстречу и освободило от работы на 3 месяца. Марина колола инъекции, которые назначили ей в поликлинике, а в остальное время отдыхала, читала, смотрела фильмы. Через 3 месяца снова сделала МРТ, и картинка оказалась совершенно другой. Грыжи не было! Рассосалась.

Но этого было недостаточно. Нужно было в принципе убрать любую возможность образования грыжи. Ведь ее провоцировала привычная Маринина зажатость. Поэтому когда Марина достаточно отлежалась, мы стали работать с ней психологически. Мы работали со спонтанностью. Мы делали упражнения на доверие миру. Мы постепенно меняли установки о том, что быть женственной, сексуальной — стыдно. Было трудно. Были слезы. Работа стопорилась. Не так-то легко изменить убеждения, внушенные с детства самыми дорогими людьми. Но постепенно стало получаться. Марина начала преображаться. Улыбаться. Изменилась походка! Недавно она поделилась со мной, что стала учиться танцу живота. Я очень обрадовалась. Для такой женщины, как Марина, столько лет жившей «от головы», а не от чувств, идти танцевать — это был большой риск, как с обрыва прыгнуть. По словам Марины, ей нравится движения танца, она чувствует, как становится, благодаря им, более свободной и женственной. И здоровой, добавляю я.

Травма: калечит или даёт мудрость?

Каждый день происходит огромное количество неприятных ситуаций, физических болей и травм, неожиданных происшествий.

Некоторые из них становятся травматичными для нашей психики и откладывают отпечаток буквально на всю нашу жизнь. Могут формировать наш характер и нашу судьбу. К счастью, только некоторые.

Но как отличить действительно опасное для психики происшествие? Как сделать так чтобы плохое и неожиданное событие прошло без тяжелых последствий и не стало проблемой на годы?

Травма раскалывает нашу психику. И тогда уже терапия бывает очень долгой и сложной. Многие знают истории про военных, которые никак не могут адаптироваться в современном мире и в конечном итоге спиваются или еще как-то разрушают свою жизнь.

Наличие травмы означает, что наша психика в момент происшествия не была к нему готова, и у нас не хватило ресурсов “переварить” сильные эмоции, которые возникли. Мы как тот Кай, в которого попал осколок, заморозились. То событие, которое вызвало травму, навсегда остается в нашем сознании ужасным, мы боимся про него вспоминать, оно снится нам ночами и т. д. Бывает, правда, и так, что мы не замечаем этого всего, будучи сильно замороженными. Живем, как будто эмоции вообще не важны. Просто логикой. Такие варианты еще жестче. Потому что такие люди не приходят на психотерапию .

Только потом, когда приходит пациент к врачу с заболеванием, начинаешь его спрашивать, когда что началось, а оказывается, что 5 лет назад похоронил маму и “начало все сыпаться”, пошли какие-то странные болезни одна за другой.

И что же тогда произошло?  Понятное дело, что мы все тяжело переживаем смерть родителей, близких людей. Но ведь далеко не все начинают болеть после этого.

Психологически можно найти много разных причин и факторов. Но я буду говорить с позиций тела. И тут все очень просто.

Когда случается горе или какой-то стресс, порой у нас не хватает ресурсов, поддержки, чтобы осознать, что произошло и вписать это в свою картину мира.  В норме очень важно постепенно отметить в своей голове событие как “прошлое”. Но не всегда это удается. Настоящая травма навсегда остается как бы в настоящем. Мы навсегда остаемся на той войне, которая нас травмировала. Мы можем закрыть в чуланчик сознания эти переживания и стараться не касаться их в своей жизни. И так и живем. Но — если использовать метафору — прямо посреди нашей личности стоит закрытый чуланчик. Оттуда веет холодом и исходит плохой запах. А мы делаем вид, что ничего не замечаем. И понятно, что нормальная здоровая жизнь и функционирование от этого сильно нарушаются.

Для того чтобы открыть этот чуланчик и разгрести завалы,  надо много сил, поддержки, ресурсов. И навыков дышать и проживать эмоции, даже когда они кажутся непереносимыми.

Представьте себе ситуацию, когда девочку лет 6 не берут в игру в какую-то компанию, обзывают, смеются. Она стоит такая одна с опущенной головой и чувствует себя ужасной и недостойной этих прекрасных детей.

И тут к ней подходит самая авторитетная девочка из компании. Берет за руку и говорит: “Я с тобой”.  И мир переворачивается. Уже совершенно не важно, что говорят и делают все остальные. Ты не одна! Тебя признают и принимают. Да и остальные в этот момент резко меняют свое отношение и вот уже ты играешь с большими и крутыми девочками на равных. И чувствуешь себя совершенно счастливой. И постепенно понимаешь, что ты точно ничуть не хуже их. Ты такая же. Ты равная.

Вот так примерно работает поддержка и ресурс при травме.

Важно быть не одной. Важно плакать кому-то. И жаловаться, и рассказывать. Может быть, рассказывать, всхлипывая. Может быть, завывая от боли. И при этом, чтобы тот, кто рядом, выдерживал эти наши эмоции. Эту боль. Не кидался спасать и не падал в обморок.

Я как-то читала жуткую историю о том, как пропала молодая девушка. А через несколько дней родители, выбившиеся из сил от поисков, тревоги и отчаяния вдруг увидели, как она рано утром возвращается домой. Вся избитая и в разорванной одежде.  И тут отец упал в обморок.

Вот это как раз ситуация не-поддержки. Когда реакция близких может быть еще более травматична чем само ужасное событие.

Какая была бы поддержка хорошей в такой ситуации?  Сказать: “Как мы рады, что ты жива. Все что с тобой произошло это ужасно и мы будем с тобой столько сколько нужно чтобы ты смогла плакать жаловаться злиться. Или просто молчать.

И что с тобой все нормально. Ты не стала от этого события хуже. И ты ни в чем не виновата. Такое может случиться абсолютно с каждым. И мы любим тебя очень очень. И мы вместе переживем эту боль и эту злость и это горе”.

По этой причине сейчас во время всяких катастроф нам сообщают, что с пострадавшими работают психологи. Это очень важно — помочь человеку выйти из шока сразу. быть с ним. заботиться о нем. Но и не лезть к нему с излишней активностью и ненужной помощью. Важно быть рядом, но ничего не навязывать, не давать советов. Не успокаивать типа: “Забей!” Не устраивать суету.

Важно быть рядом. Слушать, что рассказывают. Может быть, задавать вопросы, но внимательно следить за тем, какие из них уместны.

Сразу после нежелательного события важно, чтобы человек сориентировался в себе и окружающем. Очень хорошо, чтобы начал опять чувствовать свое тело.

Тогда, конечно, могут начать высвобождаться сильные эмоции. Рыдания, ярость. Наша задача — помочь человеку их не блокировать, а выразить. Это тот момент когда чем быстрее и полнее аффект будет выражен тем меньше травмы человек получит.

Настоящая психическая травма рушит картину мира.”Раньше в моей картине было немыслимо, чтобы со мной такое произошло.  Я была уверена что со мной так поступать нельзя. А теперь я знаю, что уже случилось. И теперь придется интегрировать новый опыт в знание о себе и о мире”.

И вот если человек получил достаточно поддержки и ресурсов, если он “переварил” происшедшее, сумел собрать свою психику в целое из осколков, то он действительно стал сильнее и мудрее. Тут пословица “что нас не убивает, то делает нас сильнее” в прямом смысле сбывается.

И люди, пережившие страшные события, недаром бывают очень мудрыми.

И у нас с вами вполне могут быть травмы старые, законсервированные в теле. И наша задача — накопить сейчас ресурсов, запастись поддерживающим окружением и открыть все запертые чуланчики. Сделать уже в них ревизию.

И часто при ревизии мы вдруг обнаруживаем что такой чуланчик оказался фейком!  Вот в прямом смысле. Не было у меня такой травмы! А почему я боюсь собак и сжимаюсь при приближении даже маленького пуделя на привязи?  Потому что мое тело скопировало, сжималась моя мама. Часто травматические реакции мы просто выучиваем от родителей. И очень ценно это все узнать про себя и высвободить из своей психики много пространства, законсервированных сил и ресурсов. Переварить свои и чужие травмы и сделать их своей силой, своей мудростью.

В каждом трудном периоде нашей жизни кроется и еще один важнейший ресурс. Это то, чему научились преодолев жизненную трудность. Даже если я часть себя заморозила. Но зато я и научилась чему-то. Например, если даже в моем детстве умерла мама, я несмотря на страшное горе и потерю опоры, смогла найти опору в себе. Я научилась сама о себе заботиться. Я поняла что чужие люди очень даже могут быть ко мне неравнодушны, и мир может обо мне заботиться . Я могла научиться такому, что мои сверстники не могут и в свои 30 лет. И за всеми минусами раннего взросления есть и большие плюсы в том, что я приобрела. И нельзя эти плюсы обесценивать. Так же как нельзя обесценивать и горе.

Целостная психика бывает только тогда когда мы все честно признаем.

Сегодня я вам предлагаю упражнение, которое поможет находить ценность там где до этого было только горе. И это важнейший шаг к выздоровлению и высвобождению ресурсов и обнаружению себя целой и ценной .

 

Изнанка «маски Зорро»

Знакомо ли вам ощущение ожидания наказания, нападения? Когда все тело сжимается, и вы еще, к тому же, ни в коем случае не хотите никому это состояние показать?

Или другая ситуация: вам очень трудно, но необходимо все выдержать. И, опять же, никому не показать, как вам тяжело.

Часто люди каждый день по несколько часов проводят в таких переживаниях, и даже не замечают этого. Так бывает, когда в детстве трудно было доверять взрослым, и родители не хотели видеть ваши страхи, обиды и гнев. У кого-то это сильно выражено, у кого-то — меньше.

Упражнения для шеи, которые я даю на своем курсе «Здоровый позвоночник», имитируют эти и другие ситуации. Мы изучаем их через тело и смотрим, чем они отзываются. Как правило, при таких переживаниях напрягается именно шея, и эти упражнения — самый, пожалуй, мощный, и при этом неожиданный, индикатор неполадок в нашем теле.

У кого-то начинает болеть голова, что ожидаемо. У кого-то появляется тошнота. Кто-то чувствует ком в горле. Кто-то автоматически кривит губы и сжимает челюсти. Многим из-за напряжения в шее простреливает ногу. Представляете? Напрягаем шею, а «стреляет» в ногу! Но самое удивительное, что у большого количества людей вскрываются проблемы с носом и горлом.  Участники начинают кашлять, у них першит в горле, закладывает нос, «просыпаются» хронические гаймориты.

Все эти симптомы — от того что пережимаются ребра и перекрывается дыхание. Если мышцы шеи хронически напряжены, то там нарушается венозный отток. Это следствие напряжения.

Многие участники говорят, что годами проводят в таких позах большую часть дня. Это значит, что их тело годами вот так напрягается. Только представьте, что происходит с организмом в это время.

В поликлиниках и больницах нас лечат лекарствами, иногда доходит до оперативного вмешательства. Но после больничной койки мы опять ожидаем нападения, боимся, обижаемся, но стремимся никому это не показать, принимаем привычные позы, и болезни возвращаются. Что с этим можно сделать?

Я вижу только один путь. Восстанавливать чувствительность, связь между ощущениями в теле и переживаниями. Осознание того, от чего зажимается, что от чего болит, уже само по себе очень целительно. Мы начинаем понимать, с чем связаны наши болезни, учиться защищать психологические границы и расслабляться. Именно этим мы занимаемся на всех моих онлайн-курсах.

На курс по здоровому позвоночнику — специально созданный для тех, у кого есть проблемы со спиной — можно записаться вот здесь http://zdorovaya-spina.tilda.ws/

Откуда берется неуклюжесть

Однажды я была просто шокирована, когда увидела на детской площадке одну девочку 5-7 лет. Она пыталась поиграть в сухом бассейне с пластиковыми шариками. Мой сын с удовольствием нырял в этот бассейн, прыгал сверху, выныривал, а девочка была просто совершенно, абсолютно неуклюжей! Неестественной, как робот! Боялась и не могла сделать ни одного свободного движения. Это поразительно: такой маленький ребенок, и уже такой зажатый! Я все поняла, когда увидела рядом бабушку девочки. Она постоянно строго говорила: «Смотри, там опасно, не лезь, поранишься!» И девочка бы действительно травмировалась при любом лишнем движении, это было по ней видно.

Ребенок и так был запуган вот такими командами взрослых, а бабушка еще больше ее пугала даже в момент игры. Ни на минуту ребенок не мог расслабиться. Подобные запугивания очень влияют на пластику ребенка, ведь, когда он слышит такое строгое предупреждение, то тут же напрягается, где и как только может. А вот если малышу разрешают лазить, бегать, прыгать, конечно, в пределах разумного, но разрешают, он точно будет более грациозным и расслабленным.

Так же и у взрослых. Если у нас уже есть мышечные зажимы, а они есть у большинства людей, мы точно будем при каких-то движениях неуклюжими. Особенно если в детстве с нами разговаривали, как с той девочкой. После этого реакция замирания, зажимания, напрочь впечатывается в память, и на стрессы мы автоматически продолжаем реагировать именно так – зажимать определенные мышцы. Тело привыкает. И до свидания, гибкость и грация. Более того. Когда мы все время в напряжении, то становимся беззащитными перед простейшими случайными нагрузками. Если мышцы натянуты, как струна, то стоит обо что-то удариться или резко повернуться, это легко приведет к физической травме. Мышцы, связки, позвоночные диски с большей вероятностью разорвутся, когда тело сильно напряжено, чем когда оно расслаблено.

В этом состоянии, даже если мы натренируем себя какими-то специальными техниками упражнений, мышечные зажимы все равно будут создавать в теле неуклюжесть. Кем-то разработанная программа определенных движений, даже очень хорошая, приводит к выработке других автоматизмов или к накачиванию мышц. Но это неестественные автоматизмы! Это часто насильственные движения, нужно вынуждать себя их делать, как говорят, «делать через не могу». Такие упражнения не направлены на то, чтобы слышать тело, а «затачивают» его под определенную форму, нарушая природную биодинамику и заставляя нас оставаться неуклюжими. Угадать, какие упражнения нужны нашему телу, не сможет ни один доктор. Это сможете только вы сами, когда вернете себе чувство взаимосвязи телесных ощущений с эмоциями и мыслями. Именно этому я и учу на своих курсах по психосоматике.

На занятиях я часто привожу в пример кошек и тигров. Наверное, не бывает более грациозных животных. Видели ли вы когда-нибудь, чтобы кошечка или тигр были неуклюжими? Вряд ли. Разве только если животное болеет. В здоровом состоянии они всегда гибкие, все движения у них точные и красивые, притом, что звери никак специально не стараются определенным образом поставить лапу или выгнуть спину. Это происходит само собой. Все мышцы у них согласованы и работают, как слаженный механизм. Это заложено природой.

Вот и у нас всех тоже есть этот слаженный механизм. И на своих курсах я даю именно такие упражнения, которые помогают его вспомнить. Возвращают вам природную грацию, как у тигра. Вы сами поймете, какие движения вам необходимы, чтобы расслабить зажимы. Мы восстанавливаем естественную биодинамику своего позвоночника и всего тела. При этом даже если у вас серьезные органические нарушения, эти упражнения помогут улучшить качество жизни и максимально восстановить работоспособность организма. Даже если с болезнью необходимо работать медицинскими способами – показаны массажи, операция, инъекции, — эти упражнения ускорят процесс выздоровления. Они активируют здоровые способы самовосстановления тела.

Главное, чего я хочу добиться на своих курсах, это чтобы у нас восстановилась связь между мыслями, чувствами и телесными ощущениями. Когда такая связь, нарушенная стрессами, запретами и страхами, восстанавливается, мы начинаем понимать, что голова у нас болит, например, когда мы злимся, а плечи напрягаются или живот скручивает – от страха. И тогда начинаем реагировать на подобные проявления здоровым способом – проживать эти эмоции и защищать свои психологические границы вместо того, чтобы «зажимать» их в теле. Нам становится проще чувствовать, что для нас вредно, а что – полезно. Точно так же сами начинаем чувствовать, какая именно физическая активность нам нужна. Участники курсов рассказывают, что в какой-то момент их тело начинает «само» делать какие-то упражнения – ноги куда-то тянутся, руки, — организм «просит» конкретной активности. Я считаю, что это замечательный результат. И это именно то, что приближает нас к грации тигра и кошки.

 

Соблазненные невинностью

Часто читаешь истории про роковую красотку или невероятного ловеласа, с которыми много горя человек хапнул, а все равно забыть его не может. Все прощает, обжигается и опять идет в эти отношения, даже зная сколько боли потом будет.

Потому что воспоминания о хороших моментах с этим человеком райские и сказочные одновременно. Там невероятный секс, невероятное чувствование друг друга. Такое знойное и сладостное слияние душ и тел.

На обратном полюсе безусловно такие же по накалу обратные переживания. Отвержение, обман, предательство, измены и т. д .

Недавно я по фото стала замечать этих людей. Вот буквально на аватарках в соцсети.  Там во взгляде невероятная сила притяжения. И обещание счастья, соблазн. Причем совсем не такой как у секс-див. А совсем иной. Какой-то мило-наивный.

Все, наверное, видели томный взгляд “девушек из XIX века” в современном исполнении. Она чувствует себя прекрасной, она ждет принца и этот принц должен прийти и решить все ее проблемы. Особенно эмоциональные (хотя часто кажется, что материальные, но не факт). (далее…)

Третий угол в семье

Часто между мужем и женой накапливается сильное напряжение. Женщина боится проявляться взрослой своей частью с мужем. Боится открытой сексуальности. Блокирует ее.

А муж тоже не рискует встречаться с женщиной один на один. С ее агрессивностью, или с ее желаниями, ясностью, искренностью. А где-то и с болью.  Супруги не могут впрямую взаимодействовать. Быть настоящими и живыми друг с другом.

 

Например, жена г

оворит: «Милый давай проведем этот вечер вместе», а он ей на это отвечает: “Иди под бочок, кино вместе посмотрим.”

А ей кино было совершенно ни к чему. Тем более, его боевик. Ей хотелось о чем-то поговорить, что-то обсудить. Может быть помолчать вместе. Ей хотелось контакта.

А в ответ муж вечером хочет секса и давай намекать или прямо приставать. Тут уже жена, не получив свою порцию внимания или обидевшись или увлекшись уже просто чем-то другим, не готова отвечать взаимностью.

Короче, частая история, когда муж и жена не совпадают. У них копятся обиды. У него — на невнимание к его нуждам и на нехватку секса. У нее — на отсутствие контакта вообще. Она чувствует себя не увиденной, не замеченной. Ей кажется, что ее чувства никому не нужны. Нужна только функция: еда, секс и т. д.

Ему, соответственно, кажется что это он функция: нужны только его деньги или “крепкое плечо” или что-то еще в этом духе.

В итоге мы получаем пару,

у  которой сильно растет напряжение. А это равно “накапливается злость”.

И, может быть, на фоне влюбленности у них получалось разговаривать, заботиться друг о друге, замечать друг друга. Или скорее была иллюзия, что получалось.

Но вот у них рождается ребенок.

Первое время жена очень занята, ей ни до чего и ни до кого уже нет дела. Муж тоже помогает, или деньги активно зарабатывает, или пьет и гуляет. В общем, к тому моменту, когда появляется возможность спать ночами и высвобождается немного времени друг для друга, они уже привыкли жить по-другому.

У мужа накопилось много недовольства, что его игнорируют и ему не хватает внимания жены.

У жены теперь есть тот кт

о всегда обеспечит ей нежнсть и ласку — ее ребенок. Что конечно не может не вызывать ревности у мужа. И негодования у жены.

Контакт между мужем и женой постепенно начинает строиться через ребенка.

Например, муж зол на жену, что в комнате бардак, но не рискует прямо ей это предъявить. Ну потому что в ответ получит миллион обвинений, или потому что тогда точно вечером не будет секса, или потому что устал ругаться и видит, что все бесполезно и т. д. И тогда он начинает орать на ребенка, что тот грязнуля и натащил полный коридор песка. То есть послание-то у него к жене. А обвинение направлено на ребенка. Малыш становится козлом отпущения.

 

Еще чаще бывает та

кое с бабушками. Молодая мама не рискует впрямую сказать свекрови, что ее не устраивает. И она начинает обвинять малыша в присутствии бабушки. Или усиленно о нем заботиться. Или, наоборот, приходят бабушки и начинают ребенка кормить так, будто его тут мама голодом морит все время. Не говоря словами, но показывая всем видом, что невестка плохая мать. Не заботится о своем сыне или дочери. А иногда даже говоря это и вслух.

Малыш при этом может оказаться совершенно неожиданно виноват.

Крайний. И он не знает, за что получает. Никогда не знает за что и когда получит. И никогда не знает, в какой момент, наоборот, перепадет подарок.

К тому же ребенок попадает в конфликт лояльности. Если показываешь любовь к маме — обидится папа или бабушка. Если скажешь “хочу к бабушке”, будешь предателем для мамы.

 

Формируется такая система, когда напрямую никто ни с кем не разговаривает. Только опосредованно, через третьего. Все контакты оказываются треугольными: каждый член семьи оказывается то жертвой, то спасателем, то агрессором. И все только постоянно меняются этими ролями.

Даже когда мы уже понимаем про эти роли, и даже прошли много часов терапии и научились замечать и выходить из этого треугольника. Оказавшись в семье, мы по-прежнему воспроизводим старый паттерн. В одиночку его не изменишь. 🙁

Тут работает только семейная терапия. И долго. И всем вместе. Иначе шанса нет. Если с мужем можно развестись, то с мамой и с детьми нельзя. Все равно рано или поздно придется в этом разбираться.

Ну и безусловно именно такая конфигурация отношений приводит к огромному числу болезней у всех членов семьи. И у взрослых, и у детей.

Семейные тайны как прямая дорога к психиатру

Как же опасны и вредны семейные тайны!

В очередной раз столкнулась с этой аксиомой и опять ужаснулась. Что происходит в семье, когда что-то должно быть скрыто. Например, есть сумасшедший родственник. Или невестка спит со свекром, или старший сын пьет запоями, но никто про это не должен узнать.

И главное не то, что надо скрыть от посторонних. Главное, что внутри семьи об этом нельзя говорить. Все, кто знает, делают вид, что ничего не было. Кто не знает, но чувствует что что-то не то, не задают никаких вопросов. Потому что ощущают: “Запрещено!”

Такие запреты говорить на определенные темы очень жестко соблюдаются в семейных системах. И обычно никем никогда не нарушаются

Но что тогда происходит?

Возьмем, например, какую-то инцестную историю. Ясное дело, что у участников и у тех, кто что-то знает про это, очень много сильных и противоречивых чувств. И при этом люди остаются в одном пространстве. И, напомню, надо делать вид, что все нормально. Представляете, сколько нужно подавлять в себе разнонаправленных эмоций?! Сколько нужно всего не  замечать?! Странных взглядов, неожиданных слов, неожиданного замирания кого-то из членов семьи.

И это постоянно! (далее…)

Как образуется межпозвонковая грыжа

Когда мы блокируем какие-то свои чувства и переживания. Сжимаем своё тело и делаем его жестким, то оно безусловно становится уязвимым и беззащитным перед травмами и обострениями хронических болячек.

Если на фоне напряжения, зажимов дать нагрузку, то риск травм вырастает ещё в разы.

Что приводит к появлению межпозвонковой грыжи?

Две вещи.

  1. Предрасполагающие факторы: нервное напряжение которое проявляется как напряжение мышц.
  2. Провоцирующие факторы: поднятие тяжести, переохлаждение.

Сам по себе ни один из этих факторов болезнь не вызовет. Но вот обострение — легко.

Сначала про напряжение. Если мышцы сильно напряжены, то мы теряем гибкость, мобильность, способность быстро реагировать. Если человек сжат, особенно местами, неравномерно и вдруг подскользнется, то он не сможет легко “вырулить”, балансировать. Как результат — травма.

То есть от мышечных зажимов мы имеем:

  1. Потерю мобильности.
  2. Венозный застой. В шее он приводит к головным болям. И, кроме того нарушается кровообращение, повышается риск инфекций, ухудшается питание тканей в этой области, снижается местный иммунитет.
  3. В итоге начинаются все так называемые “дегенеративные процессы”: остеохондроз, спондилоартроз и т. д.

Про провоцирующие факторы.

Если и так у нас уже в каком-то​ месте всё зажато, напряжено, кровообращение нарушено, а там ещё и простудить, переохладить, то начнется воспаление. Заклинит межпозвонковые суставчики. Именно это вызывает острую боль и невозможность пошевелиться.

А если дать неадекватную для этого момента нагрузку, то нарушается стабильность в позвоночнике и происходит разрыв фиброзного кольца и выпадение части межпозвонкового диска. То есть, выскакивает грыжа.

И тут происходит замыкание патологического круга.

Мышцы резко жестко спазмируются для того, чтобы создать корсет, неподвижность. Чтобы защитить спинной мозг и нервные корешки.

То есть наше тело ведет себя как при переломе: резко защищает больное место.

И тут ни в коем случае нельзя массажами, мануальными воздействиями и всякими прочими процедурами пытаться расслабить и уж тем более “вправить”.

В этот острый момент вокруг нервного корешка и межпозвонкового диска должен быть максимальный покой. Чтобы нерв не травмировался ещё сильнее, чтобы диск не выпал ещё больше и грыжа не увеличилась.

Поэтому, если в спине появилась острая боль, первое и самое главное правило: покой!

Лежим, при вставании надеваем корсет. Максимально щадящий режим. Потому что мы ещё не знаем, насколько внутри всё повреждено. И обойдется ли тремя днями больничного или там уже секвестрированная грыжа и через некоторое время начнет неметь нога и повиснет стопа.

“Опять бардак” или почему дети не хотят убираться

848228033Часто мамы жалуются и со страшной силой возмущаются тем фактом, что маленькие, подросшие, а особенно — совсем выросшие дети, не убирают свои вещи, разводят бардак или не готовят еду.

Мамам почему-то кажется, что если уж ребенок стал большим, значит, начал сразу же следить за чистотой в доме и научился всяким хозяйственным премудростям.

То есть, еще вчера я думала, что мне некогда возиться с малышом, приучая его к уборке планомерно, методично и занудно. Проще и быстрее всё сделать самой. А завтра у сына сама собой выработается привычка к порядку только от того, что я наорала на него за бардак.

Так не бывает. Сам собой никакой навык от одного только возраста (и даже от осознанности) не появляется.

Вспомните себя. Если вы не привыкли с детства заниматься физкультурой, легко ли вам сейчас дается спортзал? А диета?

Так почему у вашего ребенка должны сами собой образоваться навыки, а главное, привычки?

Если чистота всегда была чем-то само собой разумеющимся, ребенок просто не понимает, зачем на это тратить столько своих сил.

Или наоборот, в доме часто был бардак, потому что у взрослых не хватало времени на уборку. А потом, когда дети подросли, родители вдруг срочно захотели чистоту. Опять же, подростки нас в этом совсем не поймут, скорее всего, воспримут как мамину “блажь”.

Более того, чаще всего дети, особенно подростки, вообще не разделяют наше восприятие чистоты и порядка как некой ценности. Мне кажется, что именно это больше всего злит многих родителей.

Одна моя клиентка была буквально в шоке от того, что муж со взрослыми сыновьями прекрасно себя чувствовали в бардаке, когда она заболела и должна была лежать целый месяц. Мужчины не хотели даже нанимать домработницу, потому что им было вполне комфортно в том минимуме чистоты который они сами себе организовали. Клиентка же всю жизнь была уверена, что очень важно создавать чистоту и уют для своей семьи. А семье это оказалось совершенно не нужно. Получилось, что полжизни женщина потратила на то, что никем, как выяснилось, не ценится.

В любом случае, привычка к чему-то не очень легкому типа уборки, утренней зарядки или хорошей осанки вырабатывается сотнями методичных регулярных повторений, а не десятками скандалов и истерик.

Если дети уже выросли, а привычка к порядку сама собой не сформировалась (что неудивительно), не стоит злиться и кричать. Куда эффективнее будет договориться, кто и какую работу по дому готов на себя взять. Составить график. Напоминать о необходимости его придерживаться каждый день, а не тогда, когда вас захлестывают эмоции по поводу немытой посуды. И ждать, пока привычка, наконец, возникнет. Рано или поздно.

Но помните, что вы всегда можете сами определять приоритеты в воспитании. Быть в чем-то хорошей мамой, а в чем-то — не очень. Например, забить на поддержание порядка и нанять домработницу. Лично я так и сделала. Зато приучила сына много читать и даже думать)).

Заметки про власть жертв: что это, и как от нее избавиться

2be1ae4e026667a35cbf73ee5021Самый глупый заяц — тот, кто считает, что если он хорошо себя ведет, то волки не посмеют его съесть.

Автор неизвестен

Откуда берутся “вечные жертвы”? Счастливы ли они в своей роли — делая несчастными других? И, главное, что можно сделать, чтобы прервать бег по сторонам многим известного треугольника “жертва — агрессор — спасатель”? (далее…)