Психотерапия

Причем тут секс?

Марине было чуть больше 35. Она была прекрасна, но как будто не знала об этом. Зажатая. Деревянная. Со странной неженственной походкой. С движениями, как будто стремящимися скрыть ее сексуальность. С напряженным лицом. Но при этом в безупречном костюме, с прической и макияжем. Какое-то совершенное несоответствие внутреннего внешнему.

Такой я ее увидела у себя на приеме. Марина пришла с позвоночной поясничной грыжей.

Зажатость, напряжение — все это было частью ее жизни с детства. Строгие родители и бабушка: «Не верти попой, иди нормально!» «Никаких тебе юбочек и украшений, будь взрослой ответственной девочкой!» «Не подражай этим вертихвосткам!» Семья бедная, тяжелая обстановка советской перестройки с пустыми магазинами — сладости по большим праздникам. Улыбки, забота, любовь тоже — «по большим праздникам». А в основном — усталость родителей от работы, тяжелые взгляды, бесконечные обязанности по дому, необходимость приносить пятерки из школы, иначе мама с папой будут недовольны. Иначе она не оправдает их ожиданий и станет дворником.

Со школой тоже не повезло. Сложный класс хулиганов и двоечников, в который она непонятно как попала, будучи умной способной девочкой. Злые, уставшие от жизни, учительницы, грубо пресекавшие все, что не вписывалось в их представления, но пропадавшие всегда, когда нужна была их помощь. Однажды Марина, поддавшись непонятно, откуда взявшемуся, импульсу, тайком накрасилась маминой помадой в школу, и биологичка при всем классе стерла косметику у нее с лица тряпкой для доски… Мало того, что это само по себе было противно и унизительно, так училка еще и специально терла этой ужасной тряпкой так, чтобы девочке было больно… Об этом и многих других инцидентах родители Марины не знали. Пожалуй, не только потому что дочь от них это тщательно скрывала, а еще и потому что не хотели знать.

В такой атмосфере она и выросла. Напрочь зарубив себе на носу, что любая попытка стать красивее, женственнее — это стыдно. И может привести к унижению. Неудивительно, что она была не замужем, и у нее никого не было. Так, скоротечные романы, мужчины, которые ей пользовались и после ухода которых у нее долго не заживали раны… Всем, чем жила Марина, была теперь ее работа. О-о, там она была прекрасным специалистом, которого ценили! Там она была крута! С любым сложным делом все бежали к Марине, и она разруливала, справлялась. Там ее уважали.

Когда Марина рассказывала мне про работу, она преображалась. Плечи распрямлялись, в глазах появлялась гордость, улыбка трогала губы. Но движения по-прежнему были порывистыми и деревянными. Марина говорила мне: «У моей мамы была грыжа, у бабушки грыжа, и у меня теперь грыжа. Это у нас наследственное». Да, можно сказать, что это наследственное. Но грыжа наследуется не генетически. Наследуется напряжение. Бабушка и мама сами росли в такой вот зажатости и демонстрировали ее дочери. А она перенимала эти позы. Вот и унаследовала грыжу.

Запрещенная, зажатая сексуальность — достаточно типичная причина возникновения поясничных грыж. Со своими пациентами очно и на вебинарах мы прорабатываем связанные с этим напряжения. Стремление максимально скрыть женственность или мужественность, никаких покачиваний бедрами, никаких соблазнительных движений — это тоже мышечные зажимы. Грыжи, возникающие в таких ситуациях, как правило, появляются в районе поясницы. Кому-то везет больше, и они не сдавливают нерв. А у кого-то, у кого сдавливают, может развиться онемение и слабость в ноге и другие неприятные и опасные симптомы.

Участники вебинаров, как правило, живо реагируют на такую работу и хорошо в результате определяют, где что у них зажато. Кто-то не может с первого раза выйти из этого напряжения и расслабиться — это говорит о том, что поза привычная и «въевшаяся». Как у Марины. С Мариной у нас это тоже получилось не сразу.

С Марининой грыжей мы решили поработать консервативно. Несмотря на то, что невролог запугал женщину, я видела, что справиться можно и без хирургического вмешательства. Грыжа была приличной в размере, но нерв пережимала не сильно. Поболела и перестала. Стопа была в порядке. Ни онемения ни слабости. Я видела, что грыжа образовалась из-за «деревянности» Марины в движениях, которые, конечно же, привели к перегрузкам в самых напряженных участках. С этим и нужно было работать.

Но сначала я прописала Марине полный покой. Благо, финансово она была достаточно обеспечена, чтобы позволить себе просто лежать и ничего не делать. По дому помогала домработница, она убирала и готовила. Отпусков на работе не было уже несколько лет, поэтому начальство пошло навстречу и освободило от работы на 3 месяца. Марина колола инъекции, которые назначили ей в поликлинике, а в остальное время отдыхала, читала, смотрела фильмы. Через 3 месяца снова сделала МРТ, и картинка оказалась совершенно другой. Грыжи не было! Рассосалась.

Но этого было недостаточно. Нужно было в принципе убрать любую возможность образования грыжи. Ведь ее провоцировала привычная Маринина зажатость. Поэтому когда Марина достаточно отлежалась, мы стали работать с ней психологически. Мы работали со спонтанностью. Мы делали упражнения на доверие миру. Мы постепенно меняли установки о том, что быть женственной, сексуальной — стыдно. Было трудно. Были слезы. Работа стопорилась. Не так-то легко изменить убеждения, внушенные с детства самыми дорогими людьми. Но постепенно стало получаться. Марина начала преображаться. Улыбаться. Изменилась походка! Недавно она поделилась со мной, что стала учиться танцу живота. Я очень обрадовалась. Для такой женщины, как Марина, столько лет жившей «от головы», а не от чувств, идти танцевать — это был большой риск, как с обрыва прыгнуть. По словам Марины, ей нравится движения танца, она чувствует, как становится, благодаря им, более свободной и женственной. И здоровой, добавляю я.

Жертва: проиграть невозможно выиграть

Представьте, что просит вас о помощи человек, и вы беретесь помочь. Но в какой-то момент начинаете чувствовать сильное раздражение. Чем больше вы помогаете, тем больше вашего участия требуется. Потом вы просто начинаете тонуть в проблемах и переживаниях человека. А когда пытаетесь переключиться на свою собственную жизнь, то вас обвиняют в ужасном эгоизме.

Или, наоборот, человек — сама кротость и любезность. Вот только вы, находясь рядом, почему-то чувствуете себя каким-то грубым монстром. Тонкий намек на то, что ваша помощь недостаточно полноценна, едва заметный упрек с помощью, например, демонстрации собственных стараний для других или для вас же… Вроде, вежливо и с улыбкой, а вам так паршиво. Становится неловко за свое поведение, за свои желания, за себя вообще.

В обеих ситуациях человек создает у вас ощущение, что вы недостаточно для него сделали, ему нужно еще и еще, а вы чувствуете то вину, то стыд, с помощью которых человек вами и управляет. Чтобы вызвать у вас эти чувства, он использует множество вариантов поведения, и поведение это манипулятивное.

Я, конечно же, говорю о жертвах. О тех, кто привык быть обделенным, о тех, кому все должны. О тех, кто всегда ведет себя «правильно», пренебрегает своими интересами ради других, но эти старания никто, кажется, не ценит… О тех, кто, в конце концов, не говорит о своих желаниях прямо, а манипулирует другими, заставляя их делать то, что он хочет. (далее…)

Травма: калечит или даёт мудрость?

Каждый день происходит огромное количество неприятных ситуаций, физических болей и травм, неожиданных происшествий.

Некоторые из них становятся травматичными для нашей психики и откладывают отпечаток буквально на всю нашу жизнь. Могут формировать наш характер и нашу судьбу. К счастью, только некоторые.

Но как отличить действительно опасное для психики происшествие? Как сделать так чтобы плохое и неожиданное событие прошло без тяжелых последствий и не стало проблемой на годы?

Травма раскалывает нашу психику. И тогда уже терапия бывает очень долгой и сложной. Многие знают истории про военных, которые никак не могут адаптироваться в современном мире и в конечном итоге спиваются или еще как-то разрушают свою жизнь.

Наличие травмы означает, что наша психика в момент происшествия не была к нему готова, и у нас не хватило ресурсов “переварить” сильные эмоции, которые возникли. Мы как тот Кай, в которого попал осколок, заморозились. То событие, которое вызвало травму, навсегда остается в нашем сознании ужасным, мы боимся про него вспоминать, оно снится нам ночами и т. д. Бывает, правда, и так, что мы не замечаем этого всего, будучи сильно замороженными. Живем, как будто эмоции вообще не важны. Просто логикой. Такие варианты еще жестче. Потому что такие люди не приходят на психотерапию .

Только потом, когда приходит пациент к врачу с заболеванием, начинаешь его спрашивать, когда что началось, а оказывается, что 5 лет назад похоронил маму и “начало все сыпаться”, пошли какие-то странные болезни одна за другой.

И что же тогда произошло?  Понятное дело, что мы все тяжело переживаем смерть родителей, близких людей. Но ведь далеко не все начинают болеть после этого.

Психологически можно найти много разных причин и факторов. Но я буду говорить с позиций тела. И тут все очень просто.

Когда случается горе или какой-то стресс, порой у нас не хватает ресурсов, поддержки, чтобы осознать, что произошло и вписать это в свою картину мира.  В норме очень важно постепенно отметить в своей голове событие как “прошлое”. Но не всегда это удается. Настоящая травма навсегда остается как бы в настоящем. Мы навсегда остаемся на той войне, которая нас травмировала. Мы можем закрыть в чуланчик сознания эти переживания и стараться не касаться их в своей жизни. И так и живем. Но — если использовать метафору — прямо посреди нашей личности стоит закрытый чуланчик. Оттуда веет холодом и исходит плохой запах. А мы делаем вид, что ничего не замечаем. И понятно, что нормальная здоровая жизнь и функционирование от этого сильно нарушаются.

Для того чтобы открыть этот чуланчик и разгрести завалы,  надо много сил, поддержки, ресурсов. И навыков дышать и проживать эмоции, даже когда они кажутся непереносимыми.

Представьте себе ситуацию, когда девочку лет 6 не берут в игру в какую-то компанию, обзывают, смеются. Она стоит такая одна с опущенной головой и чувствует себя ужасной и недостойной этих прекрасных детей.

И тут к ней подходит самая авторитетная девочка из компании. Берет за руку и говорит: “Я с тобой”.  И мир переворачивается. Уже совершенно не важно, что говорят и делают все остальные. Ты не одна! Тебя признают и принимают. Да и остальные в этот момент резко меняют свое отношение и вот уже ты играешь с большими и крутыми девочками на равных. И чувствуешь себя совершенно счастливой. И постепенно понимаешь, что ты точно ничуть не хуже их. Ты такая же. Ты равная.

Вот так примерно работает поддержка и ресурс при травме.

Важно быть не одной. Важно плакать кому-то. И жаловаться, и рассказывать. Может быть, рассказывать, всхлипывая. Может быть, завывая от боли. И при этом, чтобы тот, кто рядом, выдерживал эти наши эмоции. Эту боль. Не кидался спасать и не падал в обморок.

Я как-то читала жуткую историю о том, как пропала молодая девушка. А через несколько дней родители, выбившиеся из сил от поисков, тревоги и отчаяния вдруг увидели, как она рано утром возвращается домой. Вся избитая и в разорванной одежде.  И тут отец упал в обморок.

Вот это как раз ситуация не-поддержки. Когда реакция близких может быть еще более травматична чем само ужасное событие.

Какая была бы поддержка хорошей в такой ситуации?  Сказать: “Как мы рады, что ты жива. Все что с тобой произошло это ужасно и мы будем с тобой столько сколько нужно чтобы ты смогла плакать жаловаться злиться. Или просто молчать.

И что с тобой все нормально. Ты не стала от этого события хуже. И ты ни в чем не виновата. Такое может случиться абсолютно с каждым. И мы любим тебя очень очень. И мы вместе переживем эту боль и эту злость и это горе”.

По этой причине сейчас во время всяких катастроф нам сообщают, что с пострадавшими работают психологи. Это очень важно — помочь человеку выйти из шока сразу. быть с ним. заботиться о нем. Но и не лезть к нему с излишней активностью и ненужной помощью. Важно быть рядом, но ничего не навязывать, не давать советов. Не успокаивать типа: “Забей!” Не устраивать суету.

Важно быть рядом. Слушать, что рассказывают. Может быть, задавать вопросы, но внимательно следить за тем, какие из них уместны.

Сразу после нежелательного события важно, чтобы человек сориентировался в себе и окружающем. Очень хорошо, чтобы начал опять чувствовать свое тело.

Тогда, конечно, могут начать высвобождаться сильные эмоции. Рыдания, ярость. Наша задача — помочь человеку их не блокировать, а выразить. Это тот момент когда чем быстрее и полнее аффект будет выражен тем меньше травмы человек получит.

Настоящая психическая травма рушит картину мира.”Раньше в моей картине было немыслимо, чтобы со мной такое произошло.  Я была уверена что со мной так поступать нельзя. А теперь я знаю, что уже случилось. И теперь придется интегрировать новый опыт в знание о себе и о мире”.

И вот если человек получил достаточно поддержки и ресурсов, если он “переварил” происшедшее, сумел собрать свою психику в целое из осколков, то он действительно стал сильнее и мудрее. Тут пословица “что нас не убивает, то делает нас сильнее” в прямом смысле сбывается.

И люди, пережившие страшные события, недаром бывают очень мудрыми.

И у нас с вами вполне могут быть травмы старые, законсервированные в теле. И наша задача — накопить сейчас ресурсов, запастись поддерживающим окружением и открыть все запертые чуланчики. Сделать уже в них ревизию.

И часто при ревизии мы вдруг обнаруживаем что такой чуланчик оказался фейком!  Вот в прямом смысле. Не было у меня такой травмы! А почему я боюсь собак и сжимаюсь при приближении даже маленького пуделя на привязи?  Потому что мое тело скопировало, сжималась моя мама. Часто травматические реакции мы просто выучиваем от родителей. И очень ценно это все узнать про себя и высвободить из своей психики много пространства, законсервированных сил и ресурсов. Переварить свои и чужие травмы и сделать их своей силой, своей мудростью.

В каждом трудном периоде нашей жизни кроется и еще один важнейший ресурс. Это то, чему научились преодолев жизненную трудность. Даже если я часть себя заморозила. Но зато я и научилась чему-то. Например, если даже в моем детстве умерла мама, я несмотря на страшное горе и потерю опоры, смогла найти опору в себе. Я научилась сама о себе заботиться. Я поняла что чужие люди очень даже могут быть ко мне неравнодушны, и мир может обо мне заботиться . Я могла научиться такому, что мои сверстники не могут и в свои 30 лет. И за всеми минусами раннего взросления есть и большие плюсы в том, что я приобрела. И нельзя эти плюсы обесценивать. Так же как нельзя обесценивать и горе.

Целостная психика бывает только тогда когда мы все честно признаем.

Сегодня я вам предлагаю упражнение, которое поможет находить ценность там где до этого было только горе. И это важнейший шаг к выздоровлению и высвобождению ресурсов и обнаружению себя целой и ценной .

 

Ты важна или просто полезна?

Маша вечно пахала за троих. И на работе, и дома. До ночи гладила рубашки любовнику, а утром первая прибегала в пустой еще офис. По молодости сил хватало, и была надежда, что рано или поздно найдется тот, кто оценит. Сказка про Золушку была ее любимой.

Но с годами здоровье стало подводить, а принц все не появлялся, да и начальники миллионы не предлагали. Жизнь не ладилась, Маша постоянно очень уставала и не чувствовала себя счастливой. И в конце концов, она решила пойти к психотерапевту.

Во время терапии Маша стала осознавать, что главная надежда ее жизни, что кто-то вдруг увидит и оценит по достоинству ее полезность, — иллюзия. И чтобы жизнь поменять, от иллюзии придется отказаться. Это было больно.

Но при этом Маша начала замечать, что дышать становится легче, а тревога уменьшается. Появилась возможность видеть и что-то другое в жизни, кроме работы и вечно рабских каких-то отношений с мужчинами.

А теперь Маше предстояло сменить работу. Она была полна решимости выстроить на новом месте другие отношения. (далее…)

Предать близких или предать себя? Третьего не дано?

Участница курса спрашивает почему когда она пишет что-то хорошее про своего терапевта в сети, то боится обидеть меня. А если благодарит меня за какие-то открытия и реальные результаты, то боится что обесценивает тем самым своего терапевта.

  • Хотя вы все меня заверили, что никого из вас это не ранит и не выглядит «изменой», во мне всё равно какое-то ощущение неприятно, что я типа всё время кого-то «люблю больше», а другому обидно. Тягостно”.

Я тоже помню хорошо это ощущение, которое преследовало меня много лет. Когда обращение к одному из ведущих группы воспринималось как предательство второго.

А уж если я шла на специализацию или какой-то тренинг в другое направление, казалось что я предаю и обесцениваю своих учителей. Что теперь я буду изгоем в своем сообществе, и все будут смотреть криво.

Понадобилось много много усилий, чтобы поверить, что не осуждают, не обижаются, не прогоняют. А принесенные откуда-то навыки и идеи воспринимают как обогащение нашей “семьи”, а не предательство и “теперь там живи раз тебе там нравится”.

Кто-нибудь слышал в детстве такую фразу типа “раз тебе пирожки у тети Дуси больше нравятся вот и иди к ней жить”?

Так ревностно оберегалась лояльнаость своей семье. Даже думать не моги посмотреть куда-то в сторону. Все свое, наше, родное — самое лучше. А кругом все конкуренты. И пирожки те слишком жирные, и ты заболеешь.

Но самое страшное, когда такая конкуренция происходила внутри семьи. Все знают как сильно новоиспеченные бабушки и дедушки начинают конкурировать за любовь внуков. За то по чьим правилам будет жить молодая новоиспеченная семья. Я думаю что тут прям законы эволюции работают.  То есть чей пример воспроизведет молодая семья. Кто грубо, говоря, получит продолжение в роду.

И очень мало людей кто может принять ту часть что на “мою кровиночку” влияет еще и “вон та ужасная лицемерная женщина”.

И ребенок очень быстро понимает, что если, не дай бог, при бабушке Вале похвалишь бабушку Олю. то получишь какую-то очень неприятную реакцию. От прямого отвержения до “вырубания” из контакта вполне интеллигентным путем. Ну то есть если бабушка не подает виду, но у нее погас взгляд, она напряглась, движения и речь ускорились, или она пошла за таблетками, ребенок считывает яркое послание, что он “убил” бабушку. Раньше нам прямо так и говорили, что из-за тебя я болею, и ты меня в гроб загонишь. Сейчас чаще всего не говорят и все читали книги по современному воспитанию и психологии. Но беда в том что ребенок считывает невербальные послания лучше, чем прямые слова.

Но еще жестче вариант, когда конкуренция есть между мамой и папой.

Я никогда не забуду историю, когда двоюродная бабушка по папиной линии сильно меня похвалила. И сказала что-то типа: какая же умная девочка, вся в папу.  Ну потому что в их роду мой отец — единственный кто получил хорошее образование и сделал прекрасную карьеру. Он для всех был идеалом. Не думаю, что та бабушка хотела как-то унизить мою маму. Скорее, она сравнивала мой ум и ум моего папы со своими детьми и другими племянниками. В мою и папину пользу. Что собственно было совершенной правдой.

И вот я по наивности как-то говорю, что интеллектом я в папу. Какова же была реакция мамы! Я ни сном ни духом не могла предположить что она сделает такой вывод.

— Что?!- сказала она дико язвительным тоном  — Мать у тебя дура, да?

Я была в шоке. То есть вот совсем в шоке. И с тех пор стала замечать что вообще нельзя было никогда похвалить ничего, что было у папы или у бабушки, папиной мамы.

Сейчас часто мы сталкиваемся с такой историей конфликта лояльностей, когда родители после развода делят время, проводимое с детьми.

Папы часто надеются что если в суде ребенка спросят, то он конечно же скажет что хочет видеть папу. Потому что у них отличные отношения и ребенок просто счастлив в те дни когда папа его забирает к себе. Но на суде он вдруг видит потупившего глаза маленького человека, тихим голосом говорящего : не хочу встречаться с папой.

Как?  Шок!  Да очень просто. Ребенку с мамой еще жить и от нее сильно зависеть. И если она очень на папу обижена и желание ребенка видеть отца воспримет как предательство, то жизнь малыша будет сильно и надолго отравлена. И ему приходится делать такой недетский выбор.

У большинства из нас этот конфликт лояльности был не так сильно выражен. Если не доходило до разводов и судов. Но тем не менее очень многим детям приходится внутри себя выбирать “кого он больше любит маму или папу”. И ни в коем случае не показывать при втором любовь к первому и наоборот.

Что ж удивляться что многие люди потом легко живут в треугольниках, заводя любовников и любовниц. Они привыкли с раннего детства к треугольным отношениям. К тому, что надо тщательно фильтровать, кому когда и что можно говорить и показывать.

Знакомая девочка после развода родителей очень любила приезжать к папе с бабушкой на выходные и каникулы. они в ней души не чаяли. И о маме ничего плохого не говорили. Сама слышала, так как это были мои соседи. Но уже в первом классе она рассказывала, что надо за пару дней до субботы начинать хныкать, что не хочу к папе,. А потом утром в субботу сказать: “Ну ладно, так уж и быть, поеду. Кролика надо там проведать”.

И только так мама ее отпускала.

А мы говорим про конкуренцию. И удивляемся, почему часто воспринимаем мир как враждебный.

Соблазненные невинностью

Часто читаешь истории про роковую красотку или невероятного ловеласа, с которыми много горя человек хапнул, а все равно забыть его не может. Все прощает, обжигается и опять идет в эти отношения, даже зная сколько боли потом будет.

Потому что воспоминания о хороших моментах с этим человеком райские и сказочные одновременно. Там невероятный секс, невероятное чувствование друг друга. Такое знойное и сладостное слияние душ и тел.

На обратном полюсе безусловно такие же по накалу обратные переживания. Отвержение, обман, предательство, измены и т. д .

Недавно я по фото стала замечать этих людей. Вот буквально на аватарках в соцсети.  Там во взгляде невероятная сила притяжения. И обещание счастья, соблазн. Причем совсем не такой как у секс-див. А совсем иной. Какой-то мило-наивный.

Все, наверное, видели томный взгляд “девушек из XIX века” в современном исполнении. Она чувствует себя прекрасной, она ждет принца и этот принц должен прийти и решить все ее проблемы. Особенно эмоциональные (хотя часто кажется, что материальные, но не факт). (далее…)

Как мама превращается в ведьму, тещу или свекровь

Часто слышим жалобы на то, что мама (или свекровь) привлекает к себе слишком много внимания. Никого не слышит.  Поучает. Истерит.  Болеет. Игнорирует интересы дочери или невестки. Или даже интересы внуков.

Воспитывает внуков по-своему. Кормит тем, что вредно. Или не берет внуков, хотя декларирует к ним любовь и т. д. и т. п.

Общее во всех этих историях то, что та женщина, которая бабушка, чувствует себя не взрослой мудрой женщиной, а маленькой девочкой, имеющей право на свою порцию любви, заботы и признания.

Как так получается, что взрослый человек вдруг уходит в такую остро детскую позицию?

Ведь как-то же она вырастила своих детей и зачастую очень даже неплохо вырастила. И если мы можем сейчас ходить к психологам, разбираться в тонкостях отношений, писать и читать вот такие статьи, то наши родители так или иначе оказались вполне успешны сами по себе.

Что же тогда происходит с мамой, когда ее дочь выходит замуж и рожает ребенка?

Весь секрет такого странного преображения кроется в признании по женской линии в роду.

Большинство наших мам не получили своей детской порции любви, защиты и заботы. Мало того, зачастую собственные из матери завидовали своим дочерям: “У тебя все есть. Ты не слышишь бомбежки. Ты не испытываешь голода. Ты не делаешь уроки тайком, потому что надо гусей пасти, а не книжки читать. Ты можешь учиться, а не работать в свинарнике или на заводе“

И, главное, что не получили наши мамы, — это признание, что это она главная женщина в семье. Это очень важное ощущение. Я вышла замуж, я родила детей. И я их сейчас воспитываю. Я главная в нашем роду сейчас. А все остальные (бабушки, дедушки, тети, дяди)  по мере сил и желания мне помогают. Но мои решения беспрекословны. И меня все признают главной.

Только в таком положении я могу здоровым образом строить отношения с мужем, которого тоже признают главным мужчины его семьи. И мы вместе с мужем можем быть хорошими родителями своим детям и не включать их в этот круговорот непризнания и доказывания.

Но у кого такое было? Очень мало у кого. И тогда те женщины, которые всю жизнь жили под гнетом свекрови, например, при патриархате, взрослея по паспорту и телом, эмоционально остаются очень голодными девочками. Которые всю жизнь кому-то что-то доказывают . И так и не могут почувствовать себя взрослой женщиной.

И вот они видят свою дочь. В достаточно благополучном и счастливом браке. Или не в браке, но успешную в карьере и независимую финансово.

И у них включается вся эта детская обида. Я же тебя вырастила такой. Я же дала тебе все, что смогла. Посмотри, как ты теперь хорошо живешь. Мне так и не снилось. Ты балуешь своих детей. Ты мне должна быть благодарна за то, что я тебе дала и вывела тебя в люди. Уж теперь то я получу от тебя то, о чем мечтала со своих 3-5 лет.

Поскольку ей никогда не давали признания того, что она чего-то стоит и чего-то заслужила, она теперь ждет его от детей.

Хотя от детей такое признание получить невозможно. Его получают только от равных или от старших.

Мама превращается в такую голодную воронку, засасывающую всю любовь и благодарность. И эта воронка не может никогда заполниться.

Беда в том, что и ее успешная и благополучная дочь тоже не чувствует себя главной женщиной. Потому что это признание тоже не могут дать ей ее дети и ее муж. Это признание дают старшие женщины рода. Поэтому дочь как бы не злилась на маму (и свекровь) все равно продолжает ей доказывать: “ Я хорошая мама!” “Я правильно живу!” “ Не лезь в мою жизнь я тут главная!”

А получить это признание совершенно невозможно.

Потому что мама голодная воронка. И дочь голодная воронка. И свекровь тоже. И тогда можно только пытаться держаться подальше друг от друга.

В чем выход?  Мы часто в такой ситуации пытаемся восполнить этот дефицит признания через мужа и детей. Это невозможно. А через детей еще и очень для них вредно. Так мы передаем сценарий дальше в следующее поколение.

Выход в том, чтобы организовать себе женскую поддержку. Это могут быть подруги, тетя. Хорошо, если терапевт, старшая женщина, может поддержать женскую отдельность и помочь ощутить себя взрослой главной женщиной в своей семье. Не на уровне мозга. Это мы все умеем. А на уровне тела.

Но, кроме терапевта, все же должно быть достаточно женщин вокруг и чисто женского поддерживающего общения.

То же и у мужчин — им не менее важно чувствовать себя главным мужчиной в роду, и получить это признание они точно так же могут только от старших мужчин — родственников или друзей.