Люди сегодня, особенно если они хотя бы немного интересуются психологией, прекрасно знают, что хорошо бы отделиться от родителей, не зависеть от мужа, перестать реагировать на обиды родственников и самим не пытаться манипулировать своими близкими с помощью обид, чувства вины и т. д.

Все мы знаем, “как надо”. Но это легко сказать и очень трудно сделать.

Я давно заметила, что чем более кошмарную историю из детства рассказывает клиент про свою маму, тем сильнее он от этой мамы сейчас зависит.

Те, кого действительно отдавали в детдом при живой маме, сейчас с этой мамой носятся и заботятся о ней больше других. Те, кого родители били мокрыми полотенцами. Те, у кого в семье было сексуальное насилие. Словом, все те люди, детство которых действительно было ужасным, теперь, уже став взрослыми, оказываются в еще большей зависимости от близких. Кроме того, у них появляется больше страхов при попытке отделиться, да и чувство вины их преследует сильнее, чем тех, чье детство было более или менее счастливым. Почему? Как так? Кажется парадоксом.

Но на самом деле, для того чтобы отделиться, как бы сильно “оттолкнуться” и “вылететь” в мир уже взрослым и отдельным, нужно иметь хороший опыт привязанности, близости, принятия. Нужно сначала быть тем обожаемым младенцем которому целуют пяточки, о котором всячески заботятся, чтобы относительно легко, когда придет время, выпорхнуть из гнезда.

Если же опыта близости, безопасности, надежности не было. Если мама не была сильно тревожной, раньше времени начала оставлять ребенка самого по себе, если не сформировалась крепкая эмоциональная связь, то и для того, чтобы оторваться, просто не находится достаточной опоры.

Надо от чего-то отталкиваться, чтобы вырваться в мир. А опора формируется тогда, когда мы переживаем опыт принятия и безопасности.

Когда же человек в раннем возрасте переживал опыт предательств, отказов, обесценивания и насилия, то у него потом всю жизнь срабатывает рефлекс, требующий получить то, чего он не получил в детстве. И остается надежда, что мама, наконец, даст то, что не дала тогда. Это очень печально и тяжело видеть, как взрослый человек всю свою жизнь строит вокруг этой потребности в привязанности к маме.

Поиски привязанности могут выражаться совершенно по-разному и относиться к разным людям, не только к реальным родителям. Мужчины иногда заводят множество любовниц, причем в каждой они ищут отблеск того счастья и умиротворения в маминых объятиях. У женщин это может проявляться в поиске мужа, за которым “как за каменной стеной”. А по сути это все равно тоска по той самой заботливой маме, надежной, защищающей от невзгод. Такой, которая все принесет в клювике, надо только быть хорошенькой девочкой или милым мальчиком и вызывать умиление и восхищение своими улыбками.

Если понаблюдать за собой, многие из нас могут обнаружить какую-то “дыру” в груди, которая не заполняется, сколько достижений и прочих важных вещей в нее не бросай. Например, женщиной восхищаются мужчины, у нее много поклонников, она очень тщательно за собой ухаживает, стала известной, например, актрисой. А внутри себя она так и остается отвергнутой девочкой, которая кажется себе уродливой и неуклюжей. И никакое количество аплодисментов это изменить не могут.

Что же делать, когда мы замечаем, что все еще ждем от мамы или папы какого-то признания, похвалы, искреннего интереса к себе? Чаще всего от реальных родителей это получить уже невозможно. Зачастую их и нет в живых уже. Или, если они живы, они просто могут не понимать, чего мы от них хотим. Не потому что они нас не любят. Просто они любят так, как умеют. И по-другому уже вряд ли научатся.

Важно, во-первых, обнаружить в себе, какой именно дефицит так влияет на нашу жизнь до сих пор.

А во-вторых, попробовать вспомнить ситуации, когда вы все же получали именно то, чего вам так хочется и именно от важных близких людей. Вспомнить эти моменты, прочувствовать их всем телом. Напитаться ощущением спокойствия,  удовлетворения и безопасности.

Найдите те ресурсы, которые закроют именно дефицитную потребность. И тогда мама из магического великого и ужасного существа превратится в обычную пожилую женщину. И можно будет строить с ней реальные, а не фантастические отношения.

Да, тогда придется пережить потерю иллюзий и детских ожиданий. Даже отгоревать их. И при этом удивительным образом мы в этом процессе становимся самостоятельней, свободнее и взрослее.

И еще более парадоксально, что именно после этого к нам часто возвращается детская непосредственность, спонтанность и даже часто веселость и яркость. Ведь только став взрослыми, мы можем в полной мере реализовать потенциал нашего внутреннего ребенка.