Когда случается потеря, у меня (да и практически у любого человека) возникает буря эмоций. Это и страх, и злость, и возмущение и печаль (горе). И нужно дать себе время, найти ресурсы, чтобы это пережить. Даже если потеря, в общем, невелика — скажем, я потеряла немного денег или машину стукнула, не говоря уж о тяжелых утратах, например, о смерти близких.
В любом случае нужно, чтобы мозг смог перестроиться на новую реальность, ведь в любой потере кроется необходимость перемен.

Часто бывает, что в результате потери меняется представление о себе. Например, глубоко внутри я была была убеждена, что меня нельзя обокрасть. Или меня невозможно бросить и уйти к другой. Или я никогда не хотела признавать, что могу всерьез заболеть и потерять трудоспособность. Или внутри себя я поддерживала детскую веру, что мои родители бессмертны.
И вот это — отрицаемое изо всех сил — событие случается.
Мне нужно не только перестроиться на новый образ жизни, принять ограничения, которые возникли в связи с потерей, но еще и поменять свою картину мира. А это потруднее, чем просто отгоревать потерю.
Ведь возникает ощущение, что сам мир рушится.

И тогда надо много времени и поддержки извне, чтобы:
выстроить жизнь в новых реалиях;
сформировать новое представление о себе;
сформировать новую картину мира.

У кого из нас это время и ресурсы есть? К сожалению, сейчас не принято долго горевать и переживать. Надо идти на работу, не показывать виду, что что-то не так. И друзьям быстро надоедают наши жалобы, они начинают предлагать отвлечься и взбодриться. В крайнем случае, отправят за антидепрессантами.

Что в это время происходит в нашем мозге?
Когда произошла травма или потеря, у нас в головном мозге сформировался очаг возбуждения. Сильный. И природа предусмотрела способы справиться с этим, разрядить это возбуждение через рыдания, злость и постепенное проживание и осмысление произошедшего.

Очаг возбуждения безусловно воздействует на вегетативную нервную систему. И мы плачем и рыдаем, у нас поднимается давление, учащается дыхание и сердцебиение для борьбы.
Но нам-то на самом деле нужно скрыть от окружающих слёзы. И уж тем более — вспышки агрессии.
Как мы это делаем? Вспомните ощущение пощипывания в мышцах вокруг глаз, когда мы сдерживаем слёзы. Очень сильно щиплет. Чтобы не рыдать или не кидаться в драку, мы сильно-сильно сжимаем ребра, диафрагму и все прочие мышцы, связанные с дыханием. И таким образом, вроде бы, успокаиваемся.

Внешне все становится более-менее прилично.
Но только усталость нарастает, и жизнь становится пресной.
За счет чего мы умудряемся демонстрировать социально приемлемое поведение?
Очаг возбуждения в коре и в лимбической системе мозга никуда не делся. Там циркулирует много нервной энергии, расходуются большое количество медиаторов и гормонов.
А другой, уже произвольный, очаг возбуждения продолжает блокировать мышцы глаз, ребер и т д, чтобы на уровне мышц уравновесить наше поведение.

То есть, все эмоции в конечном счете контролируются и подавляются за счет очень сильного напряжения мышц.
Вот так и появляются наши зажимы и болезни, почти вся наша психосоматика.
Есть статистика, что в первый год после смерти близкого человека выше вероятность заболеть пневмонией или даже раком легких. Потому что из-за сдерживания рыданий легкие сильно ограничены в своих дыхательных движениях. В них происходит застой и снижается местный иммунитет.

Изменить ситуацию мы можем двумя способами:
Через тело. Как только мы снимаем мышечные зажимы, равновесие между очагами возбуждения в коре нарушается и сдерживаемые годами эмоции прорываются наружу. Если в этот момент позволить себе порыдать и прожить эти чувства, оба очага возбуждения разряжаются и гештальт закрывается. Завершается работа горя.
Через эмоции. Если мы получаем поддержку, например, психолога и начинаем плакать, вспоминая травматическую историю, то очаг возбуждения постепенно уменьшается, а одновременно с этим уменьшаются и мышечные зажимы. В них больше нет необходимости.

Причем, когда работа идет через тело, мы можем рыдать совершенно не понимая, что именно мы оплакиваем. Не всегда вспоминается травматическая ситуация — может сработать и накопленный эффект длительного сдерживания по мелочам.

Но и для того, и для другого способа “оживления” нужно много ресурсов. Нужна помощь близких или психолога. И тот, и другой способы хороши. А в трудных и запущенных случаях необходимо их сочетание.
Исходя из всего сказанного, я искренне рекомендую вам проживать все возникающие эмоции сразу. Максимально стараться их не блокировать и не подавлять. Острое горе очень болезненно, но проходит во много раз быстрее чем подавленное. Это же касается и других чувств и эмоций.