Человек – общественное животное. А обществу нужен послушный удобный элемент. Пока ребенок маленький, все вокруг пытаются его под себя адаптировать: семья, садик, школа, религиозная организация, телевидение… То есть, поступают примерно как папа Карло с бревном – берут и строгают прямо по живому. Ребенок при этом переживает стыд, боль, обиду, унижение… А потом, через много лет, приходит с результатами такой «адаптации» ко мне. И мы начинаем разбираться, что же пошло не так.

Нерешаемая задача

Для того, чтобы стать уважаемым членом всех этих сообществ (например, «прилежным учеником» или «хорошим сыном»), ребенок вынужден свои негативные чувства подавлять. То есть, переносить непосредственно в тело.

Сейчас, к счастью, ситуация в обществе меняется. Мое же поколение выросло в таких условиях, когда принадлежность к социальной системе была важнее индивидуальных потребностей. И теперь те, кто родился в СССР, часто оказываются пациентами врачей разных специальностей и, только если повезёт, клиентами психологов.

Проблема в том, что эти люди теперь хотят не чувствовать боли, и при этом быть здоровыми. Что принципиально невозможно. Человек приходит и просит у врача таблетку, которая бы позволила продолжить насилие над собой – но безболезненное. «Хочу продолжать отпиливать от своей руки по кусочку, но чтобы кровь не текла и больно не было». Понятно, что такая задача невыполнима.

Врачи чувствуют своё бессилие с этими пациентами и раздражаются. Психологи не любят работать с психосоматикой и зачастую не умеют. Их можно понять, ведь задача стоит почти невыполнимая. В идеале надо делать так, чтобы клиент осознал: насиловать себя, подавлять свою чувствительность, быть эффективным винтиком во всех системах и при этом быть здоровым, просто невозможно.

Мне это напоминает условие спасения Волан-де-Морта: нужно, чтобы он осознал все свои жестокости и раскаялся. В нашем случае клиент должен осознать все жестокости в отношении самих себя. Конечно, мало у кого хватает на это мужества. Поэтому психосоматика малоизлечима.

Революция отменяется

Но есть и другая сторона этого явления. То, что я описала выше, попахивает бунтарством. Я могу решить ни под кого не подстраиваться и жить так, как мне нравится. Но очевидно же, что это несет свои минусы, и довольно серьезные.

Мы знаем примеры людей, которые очень дисциплинированы, сдержанны, и при этом совершенно здоровы. Как это сочетается? Как приобрести «нордический» характер и быть здоровым? 🙂

Думаю, все дело в том, находимся мы в реальности или в иллюзии. Если я полностью отдаю себе отчет в том, что сейчас мне нужно сдержаться, не показать, что я взволнована или взбешена, то при определенной тренировке я вполне смогу это делать и быть здоровой. В природе животные тоже умеют замирать, а потом встряхиваться и оживать без вреда для себя.

Доверяя себе

Я считаю, что срыв наступает там, где мы начинаем себя ругать за то, что сильно отреагировали, сомневаться в своей адекватности, говорить себе «начальник был прав, а я плохой работник», или «я слишком истерична», или «другие же могут!». Вот тут наступает момент, когда мы себя предаем и пытаемся подавить свои истинные чувства – подменить реальность иллюзией.

Если мы взбираемся на крутую гору или едем за рулем на высокой скорости, нам жизненно необходимо видеть и чувствовать все вокруг совершенно ясно и реалистично. Иллюзии в таких ситуациях могут стоить нам жизни. Точно так же иллюзии могут разрушить наше здоровье в повседневных ситуациях, но это произойдет медленнее и поэтому, скорее всего, останется незамеченным.

Если мы отдаем себе отчет в том, что делаем со своим телом, эмоциями, наша выдержка будет становиться все сильнее, и это будет только укреплять наше здоровье. Если же мы тренируемся обманывать себя все изощреннее и изощреннее, то и результат окажется соответствующим.

Ну и, как всегда, чтобы сохранять адекватность и тренироваться, а не надламывать себя, нужны ресурсы. В достаточном количестве. А о том, где их брать, я расскажу вам в другой раз.