позвоночник

Неотложная помощь самому себе

 Самое важное — перестать метаться от отрицания к панике и начать сотрудничать со своим телом.
В первую очередь, лечь. Надевать корсет, даже вставая в туалет. Обезболить любыми обезболивающими, сделать МРТ.
А потом ехать к хорошему нейрохирургу или вертебрологу.
Не к ортопеду или остеопату и уж тем более не к массажисту или мануальщику! А к нейрохирургу или вертебрологу.
В крайнем случае к неврологу.

Не паниковать. И не пытаться отогнать поскорее болезнь как назойливую муху. Когда в машине всерьез что-то ломается, все понимают: пора в сервис. Не пытаемся ехать дальше, игнорируя неисправность. Почему же с собственным телом мы поступаем не так?
Я не хочу этим текстом напугать тех, кто и так уже боится и из-за протрузии не идет в спортзал.
Я это пишу для тех у кого уже появились серьезные симптомы.
А именно:
— Острая боль в спине.
— Боль, отдающая в ягодицу и ногу (особенно если поясница не болит, а ногу тянет как струной) или в плечо, лопатку, руку — если проблема в шейном отделе.
— Появился в участок онемения в ноге или руке. Вы прикасаетесь к коже, а прикосновение ощущается как через вату или через стекло. Нога или рука воспринимается “деревянной”, “чужой”.
— Есть ощущение бегающих по ноге “мурашек”.
— Вас «перекосило» и вы не можете выпрямиться.
При наличии любого из этих симптомов вам стоит обращаться ко мне — предварительно сделав МРТ.
Я вылечиваю острые грыжи (в том числе — осложненные) без операции. Но вам придется отнестись всерьез к своему организму, чтобы вернуться к активному образу жизни.
Учтите, что на реабилитацию понадобится несколько месяцев. Когда дорогие хирурги в некоторых клиниках обещают, что через месяц пациент будет кататься на горнах лыжах, это я считаю нечестным с их стороны. Кататься-то он сможет, вопрос в том, что будет потом.
Мои пациенты возвращаются к любимым занятиям — и к горным лыжам в том числе — но не раньше, чем через полгода. Зато — уже практически без риска рецидива.
Если вы хотите, несмотря на случившуюся серьезную неприятность, вернуть себе здоровье — обращайтесь. Если же кому-то нравится “нести свой крест” и страдать, то это не ко мне. Тогда безусловно работа, дети, внуки важнее. Пусть они мучаются совестью, что довели папу или бабушку до такого, и пусть потом ухаживают за больным многие годы.
Я предлагаю другой вариант.

Как лечить протрузии

 Самый частый вопрос про проблемы с позвоночником, который мне задают в сети, это: «Как лечить протрузии?» Отвечаю по пунктам.

Спокойствие, только спокойствие

Протрузии лечить не надо. Совсем. Никак. Это вообще не заболевание. Это небольшое выпячивание межпозвонкового диска. При этом за пределы связки, покрывающей диск сзади, образовавшийся «бугорок» не выходит. А это значит, что протрузия практически не задевает нервные корешки и никакого лечения не требует.

Максимум проблем от протрузии – при нагрузке «прострелит» спину на 3-5 дней, но потом, при аккуратном к себе отношении, все пройдет бесследно. Или будет иногда ныть и потягивать, особенно при изменении позы после долгого сидения.

Сама по себе протрузия ничем не грозит. Нужно не пугаться, а пересмотреть отношения со своим телом.

Обеспечиваем комфорт

Обратите внимание на сигналы тела. В чем вы его насилуете?

Может быть, вы сидите под кондиционером, который дует в спину, но вам неудобно попросить коллег его выключить. Или вы очень спешите закончить какой-то проект и сидите по 15 часов за компьютером и не делаете даже разминок в промежутках.

Семейными делами тоже можно заниматься по-разному. Скажем, забирая ребенка зимой из садика, вы поднимаете его на руки и в неудобной для себя позе (дубленка мешает, шарф запутался) сажаете в детское кресло. А могли бы подождать, когда малыш сам туда заберется, и просто помочь ему в этом, не напрягая свою спину.

А может быть, вам просто необходимо нанять водителя или няню. Поверьте, это не дорого, если речь идет о вашей спине. Когда будет настоящая грыжа, лечение и восстановление обойдется в разы дороже. О своем теле и о себе нужно заботиться, и лучше это делать вовремя и в щадящем режиме.

Золотая середина

И все-таки, протрузия – это маленькая «несерьезная» проблема или предвестник грыжи? И то, и другое.

Я уверена, что важно каждый день слушать свое тело и вовремя останавливаться от чрезмерного насилия. Но и табличку «я тяжело болен» на себя вешать не стоит. Так же вредно и когда здоровый человек начинает носиться с легким напряжением в пояснице как со смертельной болезнью.

Итак, протрузия, как и небольшая грыжа, не сдавливающая нервный корешок, не требует лечения и уж тем более операции. Это сигнал: пора обратить внимание на то, как мы к себе относимся. И в этом периоде хорош будет остеопат, или может быть психолог, телесно-ориентированный терапевт, который поможет вам научиться замечать сигналы своего тела и относиться к нему бережнее. А также поможет разобраться, от чего же вы так в своей жизни бежите, что не можете сделать десятиминутный перерыв на легкую гимнастику или сосредоточиться перед подъемом тяжестей и надеть корсет.

Я надеюсь, вам была полезна эта статья. Если у вас возникли вопросы, касающиеся здоровья спины, вы можете задать их мне в комментариях, я отвечу вам лично или в своем блоге.

Грыжа и семейный кризис: что их объединяет

Больше всего в своей жизни я работала с большими острыми межпозвонковыми грыжами. И каждый больной обязательно спрашивал: отчего же она у меня возникла? Вроде бы, все описывали один и тот же путь. Поднял тяжесть — появилась резкая боль — не смог разогнуться — 3-5 дней колол уколы – не помогло или чуть-чуть помогло, но боль пошла в ногу до самой стопы — нога онемела — полулежа доехал до МРТ – там увидели огромную грыжу — оттуда поехал к нейрохирургу — назначили операцию — кто-то посоветовал обратиться к вам — вот лежу у вас на кушетке.
Но даже в этих (казалось бы, очевидных) случаях у меня оставался вопрос. Почему человек много раз до этого поднимал различные тяжести, но такой серьезной “поломки” не происходило? Что изменилось? И всегда, в 99% случаев, причина находится быстро.
Оказывалось, что человек в момент возникновения боли уже находился в постоянном напряжении. Например, на грани увольнения с работы или развода, через какое-то время после смерти родителей или других близких.
То есть, болезнь телесная была напрямую связана с психологическими сложностями. И что же с этим знанием делать мне, доктору и целителю, к которому обратились за помощью именно по поводу грыжи? Зависит от того, в какой именно момент и из-за чего появилась проблема.
Впрочем, в любом случае вначале нужно вылечить возникшую “поломку”. Убрать грыжу или хотя бы снять острое состояние. Но я очень осторожно отношусь к консервативной терапии, потому что хуже всего, на мой взгляд, если острое состояние станет хроническим. Шансов на физически активную жизнь тогда у человека остается очень мало. А уж к оперативному лечению я отношусь в разы осторожнее. Потому что, на мой взгляд, нанести организму еще одну травму, чтобы убрать последствия предыдущей, это не очень хорошая идея. И годится только в самых крайних случаях.
В остальном — возможны следующие варианты:
Если грыжа возникла на фоне сильного внутреннего конфликта, когда человек не может принять решение, болезнь как бы “дарит” возможность полежать и подумать, что ему в жизни важнее. Выбрать жену или любовницу? Поменять работу или остаться на прежнем месте? С такими решениями спешить не стоит, нужно все взвесить.
Если болезнь — это «отходняк» после принятия тяжелого решения или тяжелого жизненного периода, тогда главное — восстановление. И физических ресурсов, и психических.
А иногда пациент заболевает, когда осознает, что дальше так жить нельзя. То есть сначала болезнь сигналит о проблеме, а потом уже высвечиваются сложности. И в этом случае болезнь опять-таки оказывается поводом для пересмотра ценностей и приоритетов.
И эти обстоятельства сильно влияют на процесс лечения. Лучше всего выздоравливают люди, которые уже все решения приняли. А также те, кто пережил трагедию и смирился с ней. Дальше им нужно только отлежаться и набраться ресурсов. Кстати, в легких случаях по этой схеме обычно развиваются инфекции. В более серьезных — что-то посерьезнее. Но главное, человек уже спокойно лечится, выполняет предписания врача, отдыхает, набирается сил и выздоравливает
Гораздо сложнее, когда важное решение еще не принято. Правда, чтобы приоритеты в жизни расставились практически сами, обычно бывает достаточно слечь в постель. Организм как бы дает человеку наглядный урок: смотри, кто тебе важен и какие отношения важны, когда ты заболел. Люди вдруг понимают: если я стану инвалидом, то на работе уж точно никому не буду нужен. Иногда, как результат болезни, увольняются с того места, где их слишком эксплуатируют, или что-то меняют в своем отношении к работе.
Сложнее всего, когда заболевший только начинает понимать, что его что-то не устраивает. Ресурсов на перемены нет, смиряться с тем знанием, которое дала болезнь, не хочется. Да и мотивации выздоравливать, честно говоря, нет. Тогда болезнь дает оправдание бездействию. Выражаться это может в форме: “Я от него не ухожу, потому что кому ж я нужна, инвалид” или “Как же я заработаю больная”.
В любом из этих и других случаев у человека возникает острый дефицит ресурсов. И тогда очень важно, чтобы кто-то в семье поддерживал пациента. Понятное дело, что женам и мужьям , родителям самим страшно, когда близкий человек тяжело болеет. Трудно выбрать стратегию лечения: идти ли на операцию, к мануальщику или к целителю.
Я безусловно выбираю в этом случае медицину в сочетании с целительством. Потому что именно при нетрадиционном лечении я делюсь с человеком своими силами, ресурсами в большом количестве. Причем я их направляю непосредственно туда, где «прорвало», где обнаружилось слабое место. И, кстати, это место потом перестает быть слабым. Потому что рецидивов практически не бывает. А вот после операции, наоборот, поясница становится очень уязвимой, и операции на ней могут повторяться несколько раз.
И конечно, очень важна простая человеческая поддержка. А также ясность, которую дает нам взгляд со стороны. Иногда достаточно одной-двух фраз, чтобы человек увидел, где он позволяет себя эксплуатировать другим или нещадно эксплуатирует сам себя.
Часто в процессе избавления от грыжи люди переживают свой собственный тяжелый экзистенциальный кризис. И я бываю очень рада когда вместе с “чистой” контрольной томограммой, люди приносят мне и хорошие новости “о жизни”. Например, рассказывают, что после лечения у них в целом все наладилось. Теперь они живут спокойнее и понимают, в чем их основные приоритеты. И ни спина, ни голова больше не болит.

Когда хирурги сильно не правы…

Меня часто спрашивают о связи между шейным остеохондрозом и головными болям. Нейрохирурги, вертебрологи точно знают, что этой связи нет. Однако — порой — продолжают назначать такое лечение, как будто эта связь существует. Как же это получается?

Личная жизнь на шее

У меня уже лет 20 не выходит из головы один случай. Я, еще студентка, сижу в ординаторской с коллегами. На консультации у одного из докторов молодая дама капризно-избалованного вида с каким-то не очень убедительным мученическим выражением на лице. У нее сильные и частые головные боли, обнаружена шейная грыжа, стоит вопрос об операции. Показания есть, жалобы тоже — пациентка дает согласие на операцию. Но, как только она выходит со списком анализов для госпитализации, большинство хирургов-мужчин поворачивают голову вслед. А один умудренный опытом немолодой уже доктор говорит:

— Мужика бы ей хорошо, а не операцию. А лучше троих.

Я была в шоке. Я знала, насколько серьезная и инвалидизирующая операция на шее делалась тогда (да и сейчас мало что изменилось). После операции в шее останутся металлические конструкции, которые всю жизнь будут извне фиксировать пациентке шейные позвонки. А сами хирурги, которые будут проводить эту операцию, прекрасно понимают, что настоящая причина проблем — в неудовлетворенности личной жизнью.

Скальпель вместо психотерапии

Хирурги не виноваты, я сама с тех пор десяткам или, может быть, сотням женщин говорила, что с головной болью, головокружением и подобными проблемами лучше всего пойти к психотерапевту. Конечно, сразу после невролога — он необходим, чтобы исключить серьезную органическую патологию.

А психолог поможет разобраться с нарушениями в работе вегетативной нервной системы. Но мало кто хочет это слышать.

Предлагаешь — отвечают: “Я же нормальная, доктор, это у меня хондроз в шее. И еще я в детстве с качелей упала”. В этом месте руки опускаются.

И еще одна сложность: мануальные терапевты и остеопаты, воздействуя на шею и снимая напряжение мышц, действительно намного уменьшают эти головные боли. И человек еще больше уверяется в том, что все беды от шеи и от “хондроза”.

А уж когда неграмотные специалисты говорят, что артериальное давление поднимается от шейных проблем, вот тут уж меня совсем накрывает бессилие и злость.

Артериальное давление никогда не зависит напрямую от состояния позвоночника.

Так же как и любые другие вегетативные проявления, например, потливость или чувство тошноты. Скорее можно сказать, что это равнозначные симптомы.

Причина головной боли часто связана с венозным застоем. А он, в свою очередь, обусловлен мышечным спазмом, а не остеохондрозом. И артерии, якобы пережатые грыжей, тут ни при чем. Если они и спазмируются, то чисто рефлекторно, в ответ на сильное эмоциональное и мышечное напряжение.

Бег на месте, но с препятствиями

Допустим, человек долго находится в напряжении, он набирает на себя проблем раза в 3 больше, чем может потянуть.

Мечется между работой, домом, школой и прочими важными местами. В этой гонке и при отсутствии отдыха человек пытается в буквальном смысле слова поддержать себя, подтягивая плечи. Видели, наверное, насколько мощная трапециевидная мышца бывает у очень ответственных женщин. Задняя поверхность шеи у них выглядит, как у профессиональных пловцов. И массажисты в таких случаях обычно говорят о сильных зажимах или перенапряжении и т д .Это не от хондроза, это от усталости и эмоционального и физического перенапряжения. Человек как бы принимает такую позу, которая говорит: “Я смогу. Я выдержу”.

Несколько напоминает атлантов, которые держат небосвод. Попробуйте постоять, как будто у вас на шее очень тяжелый груз. У вас уже кончаются силы, а держать все равно надо. С телом в такой ситуации происходит вот что: шея и затылочные мышцы максимально напряжены, плечи подтянуты, ноги в коленях слишком выпрямлены и не помогают держать груз, а главное, очень сильно поджаты ребра. Так, что почти невозможно дышать. Попробуйте постоять в такой позе хотя бы 5 минут. Очень скоро голова начнет кружиться. Можно даже сознание потерять. Но причем тут операция на шее? Это образ жизни. Конечно, когда мышцы хронически перенапряжены, то и шея болеть будет, и грыжа какая-нибудь там обнаружится. Но причина кроется в том, как человек организует свою жизнь, а не в том, что кусочек диска выпал.

По-настоящему помочь пациентам с вегетативными проявлениями можно, только если человек сам поймет, что пора что-то менять. Сбросит с себя хотя бы часть проблем, пойдет на личную терапию к хорошему психологу. Если проблема зашла далеко, вместо психолога может потребоваться психотерапевт и невролог, работающие в тандеме.

Хроническое перенапряжение (эмоциональное и мышечное) приводит к перенапряжению в сосудах и симптомам дистонии, как ее раньше называли, остеохондроза и гипертонии, а не наоборот.

Но лечение тут очень трудное и долгое. Потому что работать необходимо с чертами характера и организацией жизни. Конечно, проще пить таблетки и ходить по врачам, ругаясь, что никто не может вылечить. И правда.

Никто не поможет таблетками или микстурами от черт характера и зависимой семьи.

Увы, к психологу такие пациенты попадают, как правило, только если ко всему прочему присоединяются панические атаки. Но я видела и такие потрясающие логические конструкты, когда даже панические атаки пытались объяснить шейной грыжей. Это было бы очень смешно, если бы не было так печально.