ресурсы

Подростковые трагедии девочек. Секс

 Рассказ А.:
— Когда мне было 13 лет, я стала чувствовать себя какой-то не такой. Папа резко в тот момент отстранился от меня. Не разговаривал, уходил при появлении меня в другую комнату. Не делал комплиментов, скорее наоборот, делал «антикомплименты». Мама непонятно за что злилась на меня все время. У меня как раз начались месячные, стала расти грудь. Я чувствовала себя как будто грязной, что ли. Испорченной, плохой. Говорю это сейчас, и мне нехорошо: руки дрожат и живот сводит.

В 11-13 лет девочка становится сексуально привлекательной. В ней начинает просыпаться женственность. В этом возрасте идут огромные изменения в организме, эти изменения буквально на девочку «обрушиваются». Ей сложно справиться с тем, что с ней происходит.

И, если она в этот момент не будет поддержана, это наложит отпечаток на всю ее дальнейшую жизнь.

Родителям тоже непросто. И мама, и папа видят, что дочка меняется, превращается в женщину. И если с ними самими, с их парой не все в порядке, дочка, вдобавок к собственным изменениям, которые и так ее «разносят», попадает в конфликт между родителями, активизированный ее взрослением.

Мама неосознанно, конечно, начинает ревновать папу к дочери, а папа может начать бояться сексуальности своего ребенка и отстраняться. Со стороны отца это часто выражается не только в равнодушии по отношению к дочке, но и в натуральном «мочилове».

Грубые неприятные шутки, замечания, ледяное отвержение. Тема может быть любой, не обязательно про секс. Почему не делаешь уроки? Куда собралась? Никаких прогулок! Иди мой посуду! Этого достаточно, чтобы девочка почувствовала стыд и неуверенность в себе и своей женственности. А также то, что мужчина может ею помыкать. Ведь самый главный мужчина в ее жизни — папа — именно это делает.

Хорошо, если родители на этапе взросления дочери осознаны, отслеживают чувства, которые у них вызывает происходящее, и могут дать им имена. И поддержать девочку. Но чаще происходит совсем по-другому.


Рассказ М.:
— Папа никогда не называл меня красивой, не одобрял то, как я выгляжу. Даже когда я наряжалась на дискотеку и показывалась родителям, он просто отворачивался, спасибо, что отпускал хоть. Мама требовала, чтобы я не красилась, «иначе начну привлекать мужчин». Привлекать мужчин казалось чем-то очень стыдным. Уже заранее, до выхода из дома, я чувствовала, что делаю что-то не так, но не понимала, что. Мама провожала меня взглядом, полным укора. Как будто за что-то осуждала. Я чувствовала, что в чем-то виновата, чего-то должна стыдиться, но не понимала, чего.

Настоящее признание своей женственности девушка может получить только от женщины. А самая главная женщина в жизни девочки — ее мама. И, не получив «благословения», девочка не чувствует ПРАВА быть сексуальной, красивой, обольстительной.

А если к этому добавляется еще и холодность папы, то женственность и сексуальность девочки блокируется еще более мощно. Она начинает бояться действительно привлекательных для нее парней, становится постоянно недовольной своим телом и вообще собой.

В будущем она, весьма вероятно, не сможет испытывать удовольствие от секса, потому что ее сексуальность будет вызывать у нее огромный стыд и вину. Заниматься сексом, чувствуя стыд, невозможно полноценно. Но это потом. А пока…

Рассказ В.:
— Я не чувствовала себя привлекательной и такой девочкой, которую можно уважать. Мальчишки в школе лапали меня за грудь, и от них нельзя было отбиться. Я их ненавидела за это, это было противно. Но я ничего не могла с этим сделать. Как будто они имели право так со мной обращаться. Родителям я ничего не говорила, это было очень стыдно. Но отвержение и молчаливые укоры мамы и папы демонстрировали мне то, что я сама в этой ситуации виновата. В общем, было такое впечатление, что я сама сотворила что-то ужасно стыдное, и из-за этого вынуждена терпеть насилие.

Очень, очень многие женщины переживают сексуальное насилие — в большей или меньшей степени. И часто это насилие приходится на подростковый возраст, когда и у девочек, и у мальчиков просыпается сексуальность. Если девочка в семье не поддержана ни мамой, ни папой, если она чувствует себя «грязной», отвергнутой, как героини этой статьи, то у нее формируется выученная беспомощность.

Уверенность, что она сама виновата в насилии и заслуживает его, что защитить себя невозможно.

И потом, во взрослом возрасте, велик риск связать свою жизнь с абьюзером, выше шанс попасть на различных антисоциальных личностей, которые будут самоутверждаться за счет женщины. Во всяком случае, у девочки с такой историей очень страдает самооценка и возможность защищать свои границы. А многие попросту начинают бояться секса. Испытывать во время сексуального акта реальную физическую боль. Даже уже благополучно выйдя замуж. Или другая крайность. Женщины решают навсегда избегать мужчин и близких отношений с ними. В любом случае девочке-подростку очень нужна поддержка в то время, когда она взрослеет.

Если родители девочки сбалансированы — папа в определенный момент не отстранился, дал дочери как следует «потренироваться» на нем в искусстве флирта, не отверг, но показал, что главная женщина в его жизни — все-таки мама, а мама проявила заботу и поддержку, не конкурируя с дочкой. От подобных ситуаций девочка оказывается практически застрахованной.

Бессознательно она так себя будет вести, что у ровесников не возникнет даже мысли о том, чтобы причинить ей какое-то зло. А впоследствии она станет выбирать мужчин, которые ее уважают и относятся всерьез. Тех, кто стал бы об нее «вытирать ноги», она просто не заметит, пройдет мимо.

Даже если девочка, которую вовремя поддержали, столкнется с сексуальным насилием (все-таки застраховаться от этого не может никто и ничем), это может не стать для нее травмой, калечащей жизнь. Да, это будет мощным событием, мимо которого нельзя просто пройти, но все-таки поддержка самых родных людей, знание, что всегда можно к этой поддержке обратиться, станет мощной опорой. У шрама в этом случае гораздо больше шансов зарубцеваться.

В приведенных рассказах я описала факты, которые рассказывали про себя участницы моего онлайн-курса по сексуальности (но все образы собирательные — конфиденциальность в этом вопросе крайне важна).

Кого-то в подростковом возрасте стыдили и винили родители, кто-то испытал насилие со стороны сверстников или взрослых. У всех было по-разному. На вебинарах они делились со мной и друг другом своей болью. Очень многие пережили такие или похожие события. И, безусловно, все столкнулись с последствиями этих травм и носят их в душе до сих пор.

Как излечиться от этих ран и «разморозить» застывшие части души уже во взрослом возрасте? Один из способов — делиться с другими женщинами и брать у них поддержку. Я попросила женщин поделиться ресурсными воспоминаниями, которые все-таки были в их жизни в школьные годы и старше. И оказалось, что позитивных воспоминаний много!

Кого-то в подростковом возрасте, когда с родителями не было общего языка, поддерживала близкая подруга, которой разрешали краситься и наряжаться. Кому-то тетя вовремя подарила книгу про женское тело и сексуальность. Другой девочке мама внушила мысль, что та прекрасна и любима. А кто-то мог делиться с бабушкой переживаниями первой любви, и бабушка поддерживала.

Обмен и травмирующими, и ресурсными воспоминаниями дает синергетический эффект. Девушки не только понимают, что они не одни в своих переживаниях, что само по себе освобождает от токсического стыда, но еще и как будто делятся друг с другом теплой поддерживающей энергией.
Каждая участница после такого обмена становится сильнее.


Девушки говорили, что для них очень ценно, что у каждой есть свои сложности и свои ресурсы: «Это как увидеть обычных живых женщин вместо глянцевых картинок. А то ведь кажется, что у всех идеально, и только у меня ужас какой-то». Другие писали о том, что даже само печатание своей истории в общем чате вебинара дает очень большой ресурс и высвобождает много энергии.

Это не самый простой материал. Он может вызвать много сопротивления и отвержения у тех, кто его прочитает. Но все-таки я считаю важным раскрыть эту тему. Хотя бы для того, чтобы женщины, столкнувшиеся с подобными событиями в подростковом возрасте, знали, что они не одни, и что их раны можно залечить.

Напишите про ваш опыт, если сочтете возможным поделиться им в социальной сети.

Статья о том, как успешно функционировать в нашем насквозь больном мире и при этом самому оставаться здоровым

 Человек – общественное животное. А обществу нужен послушный удобный элемент. Пока ребенок маленький, все вокруг пытаются его под себя адаптировать: семья, садик, школа, религиозная организация, телевидение… То есть, поступают примерно как папа Карло с бревном – берут и строгают прямо по живому. Ребенок при этом переживает стыд, боль, обиду, унижение… А потом, через много лет, приходит с результатами такой «адаптации» ко мне. И мы начинаем разбираться, что же пошло не так.

Нерешаемая задача

Для того, чтобы стать уважаемым членом всех этих сообществ (например, «прилежным учеником» или «хорошим сыном»), ребенок вынужден свои негативные чувства подавлять. То есть, переносить непосредственно в тело.

Сейчас, к счастью, ситуация в обществе меняется. Мое же поколение выросло в таких условиях, когда принадлежность к социальной системе была важнее индивидуальных потребностей. И теперь те, кто родился в СССР, часто оказываются пациентами врачей разных специальностей и, только если повезёт, клиентами психологов.

Проблема в том, что эти люди теперь хотят не чувствовать боли, и при этом быть здоровыми. Что принципиально невозможно. Человек приходит и просит у врача таблетку, которая бы позволила продолжить насилие над собой – но безболезненное. «Хочу продолжать отпиливать от своей руки по кусочку, но чтобы кровь не текла и больно не было». Понятно, что такая задача невыполнима.

Врачи чувствуют своё бессилие с этими пациентами и раздражаются. Психологи не любят работать с психосоматикой и зачастую не умеют. Их можно понять, ведь задача стоит почти невыполнимая. В идеале надо делать так, чтобы клиент осознал: насиловать себя, подавлять свою чувствительность, быть эффективным винтиком во всех системах и при этом быть здоровым, просто невозможно.

Мне это напоминает условие спасения Волан-де-Морта: нужно, чтобы он осознал все свои жестокости и раскаялся. В нашем случае клиент должен осознать все жестокости в отношении самих себя. Конечно, мало у кого хватает на это мужества. Поэтому психосоматика малоизлечима.

Революция отменяется

Но есть и другая сторона этого явления. То, что я описала выше, попахивает бунтарством. Я могу решить ни под кого не подстраиваться и жить так, как мне нравится. Но очевидно же, что это несет свои минусы, и довольно серьезные.

Мы знаем примеры людей, которые очень дисциплинированы, сдержанны, и при этом совершенно здоровы. Как это сочетается? Как приобрести «нордический» характер и быть здоровым? 🙂

Думаю, все дело в том, находимся мы в реальности или в иллюзии. Если я полностью отдаю себе отчет в том, что сейчас мне нужно сдержаться, не показать, что я взволнована или взбешена, то при определенной тренировке я вполне смогу это делать и быть здоровой. В природе животные тоже умеют замирать, а потом встряхиваться и оживать без вреда для себя.

Доверяя себе

Я считаю, что срыв наступает там, где мы начинаем себя ругать за то, что сильно отреагировали, сомневаться в своей адекватности, говорить себе «начальник был прав, а я плохой работник», или «я слишком истерична», или «другие же могут!». Вот тут наступает момент, когда мы себя предаем и пытаемся подавить свои истинные чувства – подменить реальность иллюзией.

Если мы взбираемся на крутую гору или едем за рулем на высокой скорости, нам жизненно необходимо видеть и чувствовать все вокруг совершенно ясно и реалистично. Иллюзии в таких ситуациях могут стоить нам жизни. Точно так же иллюзии могут разрушить наше здоровье в повседневных ситуациях, но это произойдет медленнее и поэтому, скорее всего, останется незамеченным.

Если мы отдаем себе отчет в том, что делаем со своим телом, эмоциями, наша выдержка будет становиться все сильнее, и это будет только укреплять наше здоровье. Если же мы тренируемся обманывать себя все изощреннее и изощреннее, то и результат окажется соответствующим.

Ну и, как всегда, чтобы сохранять адекватность и тренироваться, а не надламывать себя, нужны ресурсы. В достаточном количестве. А о том, где их брать, я расскажу вам в другой раз.

Лекарство, которого нет в аптеках

 Чтобы выздороветь от какой-то болезни, часто бывает достаточно организовать себе комфортный отдых. Но какой именно отдых можно считать комфортным и даже целительным для нашего организма? Попробую рассказать и заодно объяснить, почему это работает с точки зрения физиологии.
Я уже не раз писала про то, что работа нашего тела регулируется симпатической и парасимпатической нервной системой. Симпатика отвечает за внешние границы, все новые действия и приспособление организма к новым условиям жизни и существования. То есть симпатика нужна грубо говоря «на войне».
А парасимпатика — эта та система которая работает «в тылу». То есть, залечивает раны, восстанавливает ресурсы, в том числе нейромедиаторы (вещества, обеспечивающие проведение возбуждения в нервной системе) и гормоны, запасает питательные вещества и занимается прочей «мирной деятельностью».
Как известно, без хорошей работы тыла много не навоюешь.
Но сегодня, к сожалению, пропагандируется такой образ жизни, когда человек постоянно «в строю». Постоянно на связи, доступен по телефону или хотя бы в каком-то мессенджере. Причем не только для начальника, коллег или клиентов. Мама все время должна быть доступна для своих детей, взрослые дети для родителей… А еще и друзья регулярно спрашивают “как дела” и “куда пропал”. То есть на полноценный отдых нам места не оставляют. И самое обидное, что мы и сами себе не оставляем места, чтобы отдохнуть. Темп жизни сейчас таков, что мы очень устаем даже когда, казалось бы, ничего не делаем.
Но долго наше тело без парасимпатического отдыха и восстановления/починки обходиться не может. Особенно с возрастом. Приходится брать в расчет очень многие факторы, на которые в юности можно было не обращать внимания.
И даже такие простые вещи как полноценные завтрак или достаточно теплая (по сезону) одежда могут существенно влиять на нашу жизнь и трудоспособность.
Если вы заболели практически любым заболеванием, значит, где-то вы уже сильно изнасиловали свое тело. Если вы при этом ругаете себя за безделье и стремитесь быстрее вернуться к работе, значит вы совсем не осознали важность работы “тыловых структур” в своем теле и пытаетесь воевать “истощенными войсками”.
И тут на помощь приходит, казалось бы, очевидное решение, которое сегодня, увы, поддерживается самой системой здравоохранения во многих странах. Если у пациента упадок сил и при этом нет соматических заболеваний, то проще всего назначить антидепрессанты, чтобы вернуть человека в строй. Ну не отдых в кругу семьи же ему прописывать, в самом деле?
Лично я, как врач и как психотерапевт, глубоко уверена, что в большинстве случаев люди, которым назначаются антидепрессанты, просто сильно устали. И медицина пытается таблетками подстегнуть их к работе и обычной активной жизни.

То есть, выжать из “тыла” последние ресурсы, обмануть тело и отправить “воевать” дальше.
Это не всегда. Бывают случаи, когда АД крайне необходимы. Но если мама двух-трех малышей долго не спит, одна с ними справляется и еще успевает заниматься фрилансом, то в 99% случаев у нее не депрессия, а усталость. Ей нужен отдых.
Мне очень многие люди могут сейчас возразить: “Вы просто не понимаете, нам нужно кормить семью, надо выживать, делать карьеру, платить ипотеку”. Я совершенно согласна. Я тоже живу в этом мире и тоже должна кормить своих детей. И у меня уже 15 лет не оплачивался ни одни больничный, потому что я работаю сама на себя.
Но дело в том, что ни я, ни другой доктор или психолог, которые вам говорят об отдыхе, не решают, болеть вам или быть здоровыми. Это решаете вы сами и ваше тело. И оно может само потребовать отдыха, причем выбрав для этого не самые приятные способы. К сожалению, я — и как человек, и как врач — много раз видела последствия такого “напоминания”. И стоимость лечения оказывается иногда гораздо больше того, что удалось заработать, благодаря насилию над собой.
Но, допустим, предупреждения не помогли, как это чаще всего и бывает. Что же делать, чтобы выздороветь? В первую очередь — обеспечить себе такую обстановку, в которой можно ни о чем не тревожиться. Ничего не контролировать. Мы сейчас редко ложимся в больницы. Считается, что дома лечиться удобнее, в своей атмосфере, со своими родными. Возможности проведения процедур на дому сейчас огромны, а в крайнем случае, после утренних процедур в дневном стационаре можно уехать домой на ночь. Но на самом деле мы едем домой не только за комфортом, а еще и потому что иначе некому будет контролировать и организовывать быт детей. Или даже делать нашу работу. В самом плохом случае больная женщина продолжает готовить мужу и убирать квартиру. Все это никак не способствует выздоровлению.
В больнице есть свои плюсы. Вы как бы получаете право официально расслабиться, перестать все контролировать и за все отвечать. С момента госпитализации за вас отвечают врачи и медперсонал
Хорошо, если у вас дома есть возможность так же хорошо отдохнуть, получая заботу близких и необходимый уход. А вы бы смогли хоть на какое-то время перестать волноваться и погрузиться в себя, в восстановление и в отдых. Я такое состояние называю «закуклиться». Стать куколкой из которой потом вылетит бабочка. Но если куколку потревожить раньше времени, бабочки не получится.
Такое состояние закукливания очень способствует выздоровлению от любой болезни. Но только в нем должно быть комфортно, а не мучительно или вынужденно, как в тюрьме. И некоторым активным людям такому лечебному отдыху нужно дополнительно учиться.
Когда у нас рулит парасимпатика, мы много спим, становимся очень расслабленными, тело становится теплым и разнеженным. В это время значительно улучшается кровоснабжение всех внутренних органов и восстанавливается их работа.
Многие заболевания связаны со спазмами и нарушениями моторики внутренних органов. Это касается желудка, кишечника, желчевыводящих протоков, бронхов и т. д. Все они прекрасно лечатся только лишь покоем, потому что на фоне активизации парасимпатики исчезают многие спазмы и зажимы. А если хорошего отдыха и “закукливания” недостаточно, то лекарства, назначенные врачом, при таком режиме самосохранения будут действовать быстрее и лучше.
У меня в практике такие примеры случаются буквально каждый день. Вот один из последних случаев на психосоматической группе.

После упражнения на заботу о себе и на ресурсы клиентка с постоянными болями в области правого подреберья и диагнозом от гастроэнтеролога решила и у себя дома устроить себе приятный ресурсный вечер. Вот как она об этом рассказала:
“Легла я на теплый диван, муж с одной стороны, собака с другой, а я смотрю любимый фильм. Неожиданно появились теплые толчки в животе. И постепенно страх, который давно скручивал мой живот растворился. Я только после поняла, что это был страх.
И удивительно, что врачи это как-то странно называют и еще сильнее пугают.
А надо ведь ведь всего лишь согреться и обеспечить себя заботой близких”.
Проведенные вскоре анализы безусловно подтвердили улучшение работы печени. Хотя в чудеса я не верю и думаю, что ей еще долго придется учиться о себе заботиться и дальше. А не начинать суетиться и ухаживать за всеми членами семьи. Теперь их очередь заботиться о жене и маме.
И все-таки, хотя я считаю отдых прекрасным лекарством, я не устаю повторять, что он же — лучшая профилактика. Иногда, чтобы не заболеть, достаточно отдохнуть буквально несколько часов или дней. Но это поможет, только если к отдыху вы отнесетесь так же серьезно, как к своей работе. То есть, никаких мессенджеров, никакого телефона и никаких попыток контролировать все вокруг.
Лучше обратить внимание на себя, прислушаться к себе, заметить то, что давно хотелось, но было некогда. Побаловать себя. Это и есть любовь к себе, о которой так модно в последнее время говорить.

Переедание и простые способы с ним справиться

Любая добровольная избыточность, идет ли речь про переедание или, скажем, про слишком долгие и интенсивные тренировки, идет от нарушения связи с собственным телом. Если я не чувствую свое тело, я не распознаю сигналы, которые оно мне посылает.
Это чем-то похоже на человека с насморком, который вылил на себя слишком много духов и сам того не заметил. Похожий “насморк” может возникнуть в связи с любым ощущением, например, с восприятием голода и сытости.
Если человек не чувствует насыщения от еды, значит у него нарушена чувствительность в этой области. Есть миллион статей и книг на эту тему, но мало где пишут, что же делать, чтобы все пришло в норму.
Есть простые механизмы восстановления этой самой чувствительности, которые работают независимо от того, перекармливала ли вас бабушка в детстве, или еда — это единственный способ доставить себе радость и успокоиться. Распознать основную функцию переедания, безусловно, нужно.
На на первом этапе куда важнее вообще вернуть себе чувствование своего тела, саму возможность различать ощущения и формирующиеся на их базе чувства. Важно научится понимать, чего вы на самом деле хотите, и как можете получить это, кроме как “заедая” .
Очень важно вернуть себе чувство отвращения, так как именно оно отвечает в нашем организме за регуляцию количества потребляемых ресурсов. Оно у нас часто оказывается заблокировано — я уже писала об этом отдельную большую статью.
И вот, когда мы возвращаем своему телу чувствительность, привыкаем ощущать сигналы нашего тела, понимать свои потребности, чувствовать свои границы и защищать их. Тогда переедание перестает быть нужным, важным и вообще приятным. Наоборот, с вернувшимся отвращением и нормальными границами, переедание становится противно.

Кризис

 Во время кризиса, даже экзистенциального, на первый план, тоже, как ни странно, выходит физиология.

Что такое личностный кризис. Это такое состояние, когда так как раньше жить и что-то делать ты уже не можешь, а как по-новому ещё не знаешь. И очень страшно.

Это как будто что-то новое рождается и мы не можем на это повлиять. Как куколка, которая превращается в бабочку. С точки зрения куколки происходит что-то страшное, ужасное, не понятное и она предает весь свой род. А с нашей точки зрения всего лишь сбрасывает с себя устаревшую уродливую форму и становится красивой и свободной.
Особенно эта метафора мне кажется подходит к сепарационному кризису.

Человек, попавший в кризис ощущает тупик. Выхода обычно не видно. Никакие логические варианты выхода не устраивают и не подходят. Всё не то и всё не так.

При этом появляются непонятные эмоции или целые гаммы смешанных и противоречивых чувств. Часто именно в этот момент случаются травмы, неожиданные заболевания или обострения хронических болезней.

В это время очень много неопределённости и неясности. Как жить, что делать, что теперь будет, как лучше поступить.
И при этом всё видится в мрачном свете и никакого хорошего будущего себе нафантазировать не удается. Даже иногда кажется, что это уже конец, ничего уже в жизни хорошего не будет. Как дементор посетил Смайлик «smile»

Мы знаем, что неопределенность проживать очень трудно и не все её выдерживают. И часто люди принимают хоть какое-то решение лишь бы что-то решить, лишь бы не испытывать тревогу неизвестностиЭто самая большая ошибка.
В любом случае нужно дождаться когда под старой сползающей шкурой наростёт молодая и организм сам сбросит то, что уже отжило и войдет в новый период своей жизни.

Глупо раньше времени прыгать вперед или наоборот тянуть на себя то, что устарело и протухло.
А пока кризис в разгаре нужно максимально о себе позаботиться:
1) физиологически нужна простая забота от близких и мелкие радости. Тепло одеваться, вкусно кушать, достаточно спать.
2) психологически нужно распутывать все те клубки эмоций которые намешаны и противоречат друг другу. И честно себе во всех них признаваться. Хорошо бы по очереди проживать те чувства которые возникают: и отвращение, и печаль и гнев.
3) по возможности, больше заниматься физическим трудом и меньше думать. Тело и сознание сами должны переварить ту боль изменений, которая сопровождает серьёзные кризисы.

И тогда обязательно появится что-то качественно новое и прекрасное. Новые смыслы, новые ресурсы, новое качество жизни.
Нужно только этого дождаться и не торопиться. И дышать! Всегда в первую очередь дышать!

Панические атаки. Как развиваются? Что делать?

 Много лет назад я заметила, что перед панической атакой сначала есть базовая тревога про что-то, а потом она цепляется к новому поводу. Но никак не могла этот момент отследить.
Вчера перед 1 сентября, я как водится обнаружила у дочери «страшное» заболевание, запаниковала… и отследила весь процесс.
Делюсь:
Допустим, вы игнорировали что­ — то, что вас тревожит, вызывает волнение. Не хотели думать о предстоящем неприятном (или просто важном) событии.
Но волнение или возбуждение не исчезли, ­ сигналы по­-прежнему доходят до коры головного мозга, просто они не попадают в сознание. Почему? Потому что испытывать
страх очень неприятно.

Разные люди по­-разному справляются с подавленной тревогой. Есть те, кто на энергии возбуждения может переделать много разных дел, даже неприятных, отложенных в долгий ящик. Это большой плюс. Но эти же люди, игнорируя свое состояние, оказываются больше склонны к паническим атакам. И гипертонии и многим другим болезням (.

Тревога у них не успокаивается через поиск опор и ресурсов как у других людей, а раскручивается ещё сильнее как торнадо.

Одновременно человек игнорирует сигналы тела и зачастую начинает сильно сдерживать дыхание. Раскручивается патологический цикл: чем сильнее мы разгоняемся, тем меньше
дышим.

В какой­-то момент запас ресурсов закончится, и любой повод даст пищу для паники.
Я, в этот момент например вспоминаю о каком­-то симптоме, который был у меня давно, но только сейчас вдруг показался очень опасным. То есть, внутренне сжатая пружина
цепляется к любому поводу, чтобы раскрутиться в панику.

Что делать?

Отслеживаем свои телесные ощущения, перед тревожащим событием или мероприятием, обеспечиваем себя максимальной поддержкой и ресурсами. Ни в коем случае не начинаем делать кучу дел на энергии тревоги.
Дышим и проживаем ту тревогу, что есть, всем телом. Важно оглядеться вокруг, почувствовать себя, увидеть и услышать тех кто рядом.

Вы там держитесь: почему нужно опираться на ноги

В основе многих тревог, панических состояний, неуверенности в себе лежит простой механизм отсутствия опоры на свое тело. Мы просто перестаем его чувствовать. Оказываемся в фантазиях, а тела как будто нет или оно несет только пугающие ощущения. Что же делать? Восстанавливать связь своего «я» с собственным телом.

Если все в порядке

В норме мы всегда можем почувствовать себя, если обратим внимание на физические ощущения. Я сейчас сижу в кресле и очень легко могу ощутить давящее на ягодицы и заднюю поверхность бедра сиденье. Замечаю, что стопам прохладно, и они неудобно свисают с крестовины кресла, напряжены плечи из-за высоко расположенной клавиатуры.Как только я обратила на это внимание, я тут же переставила ноги, подняла кресло, чтобы изменить расстояние до клавиатуры, и сразу ощущение поменялось. А вместе с ним – самочувствие и настроение.

Нам совершенно необходимо уметь опираться на свои внутренние ощущения, иначе мозг начинает считать, что тела нет, оно умерло. А оно, зачастую, и правда становится замершим, замороженным. В такой ситуации даже дыхание оказывается сильно сдержано, сжато. Как будто мы затаились, чтобы пережить что-то страшное или очень больное, и в таком состоянии остались.

Адреналин и иллюзия жизни

Еще в замершем состоянии мы можем очень много бегать, все время что-то делая. И эта активность часто создает иллюзию, что мы живы. То есть, базовое ощущение «я жив и все в порядке» дают не позитивные телесные ощущения, а адреналиновые дозы стресса. Причем стресс мы, живя под анестезией, прекрасно организуем себе сами. А еще иногда в нашей жизни случаются неприятности, которые от нас никак не зависят. Что же делать?

В любой стрессовой ситуации важно, чтобы было, грубо говоря, за что держаться. Спокойные и уверенные в себе люди, часто сами того не зная, автоматически очень хорошо опираются на свои телесные ощущения. А если у нас нет такого навыка, то его надо тренировать – потому что без позитивных телесных ощущений хорошего самочувствия просто не бывает.

Обязательно нужно найти несколько самых легкообнаруживаемых мест в теле. Таких, которые вы в любой момент можете почувствовать, и которые обычно отзываются приятными ощущениями. Приучите себя в трудных ситуациях мысленно обращаться к этим частям тела. Это и будет ваш ресурс и опора.

Лично для меня ресурсны и опорны стопы. И, даже если в какой-то момент они оказываются холодными, теперь, после тренировок, они могут легко вернуть меня к ресурсному состоянию. Для этого достаточно просто обратить внимание на стопы, подумать о них несколько секунд.

Заряжаем батарейки

Ресурсы тела – это любые приятные ощущения в теле. Проще всего активировать их приятным взаимодействием с внешним миром. Обнимите близкого человека, погладьте кота, посмотрите на небо или на картину любимого художника – самые простые действия могут дать просто невероятный эффект.

Но важно приучить себя не только получать удовольствие от приятных занятий, но и формировать связь позитивного образа с телесными ощущениями. То есть восстанавливать здоровую связь между корой и подкоркой.

Я рекомендую своим клиентам создавать базу ресурсов. Делается она следующим образом. Включаем, например, любимую музыку, и замечаем, как она отзывается нам в теле. Потом зарисовываем свои ощущения разными цветами на контуре тела. В итоге у нас есть и мелодия, и картинка, и реальное телесное чувствование. Хорошо, когда это все соединяется в единый процесс – именно тогда формируется привычка опираться на себя, доверять себе, а значит – на смену стрессам и тревогам приходит спокойствие и счастье.

При этом восстанавливается работа всех трех уровней регуляции мозга: высшей нервной деятельности, лимбической части, отвечающей за эмоции и чувства, и гипоталамо-гипофизарной системы, обеспечивающей вегетативную и гуморальную регуляцию органов и тканей. Так просто – и так сложно, правда? Плеер, цветные карандаши и несколько минут наедине с собой, оказывается, позволяют «настроить мозг», восстановить его нормальную работу. Попробуйте сами – я уверена, у вас получится.