Каждый день происходит огромное количество неприятных ситуаций, физических болей и травм, неожиданных происшествий.

Некоторые из них становятся травматичными для нашей психики и откладывают отпечаток буквально на всю нашу жизнь. Могут формировать наш характер и нашу судьбу. К счастью, только некоторые.

Но как отличить действительно опасное для психики происшествие? Как сделать так чтобы плохое и неожиданное событие прошло без тяжелых последствий и не стало проблемой на годы?

Травма раскалывает нашу психику. И тогда уже терапия бывает очень долгой и сложной. Многие знают истории про военных, которые никак не могут адаптироваться в современном мире и в конечном итоге спиваются или еще как-то разрушают свою жизнь.

Наличие травмы означает, что наша психика в момент происшествия не была к нему готова, и у нас не хватило ресурсов “переварить” сильные эмоции, которые возникли. Мы как тот Кай, в которого попал осколок, заморозились. То событие, которое вызвало травму, навсегда остается в нашем сознании ужасным, мы боимся про него вспоминать, оно снится нам ночами и т. д. Бывает, правда, и так, что мы не замечаем этого всего, будучи сильно замороженными. Живем, как будто эмоции вообще не важны. Просто логикой. Такие варианты еще жестче. Потому что такие люди не приходят на психотерапию .

Только потом, когда приходит пациент к врачу с заболеванием, начинаешь его спрашивать, когда что началось, а оказывается, что 5 лет назад похоронил маму и “начало все сыпаться”, пошли какие-то странные болезни одна за другой.

И что же тогда произошло?  Понятное дело, что мы все тяжело переживаем смерть родителей, близких людей. Но ведь далеко не все начинают болеть после этого.

Психологически можно найти много разных причин и факторов. Но я буду говорить с позиций тела. И тут все очень просто.

Когда случается горе или какой-то стресс, порой у нас не хватает ресурсов, поддержки, чтобы осознать, что произошло и вписать это в свою картину мира.  В норме очень важно постепенно отметить в своей голове событие как “прошлое”. Но не всегда это удается. Настоящая травма навсегда остается как бы в настоящем. Мы навсегда остаемся на той войне, которая нас травмировала. Мы можем закрыть в чуланчик сознания эти переживания и стараться не касаться их в своей жизни. И так и живем. Но — если использовать метафору — прямо посреди нашей личности стоит закрытый чуланчик. Оттуда веет холодом и исходит плохой запах. А мы делаем вид, что ничего не замечаем. И понятно, что нормальная здоровая жизнь и функционирование от этого сильно нарушаются.

Для того чтобы открыть этот чуланчик и разгрести завалы,  надо много сил, поддержки, ресурсов. И навыков дышать и проживать эмоции, даже когда они кажутся непереносимыми.

Представьте себе ситуацию, когда девочку лет 6 не берут в игру в какую-то компанию, обзывают, смеются. Она стоит такая одна с опущенной головой и чувствует себя ужасной и недостойной этих прекрасных детей.

И тут к ней подходит самая авторитетная девочка из компании. Берет за руку и говорит: “Я с тобой”.  И мир переворачивается. Уже совершенно не важно, что говорят и делают все остальные. Ты не одна! Тебя признают и принимают. Да и остальные в этот момент резко меняют свое отношение и вот уже ты играешь с большими и крутыми девочками на равных. И чувствуешь себя совершенно счастливой. И постепенно понимаешь, что ты точно ничуть не хуже их. Ты такая же. Ты равная.

Вот так примерно работает поддержка и ресурс при травме.

Важно быть не одной. Важно плакать кому-то. И жаловаться, и рассказывать. Может быть, рассказывать, всхлипывая. Может быть, завывая от боли. И при этом, чтобы тот, кто рядом, выдерживал эти наши эмоции. Эту боль. Не кидался спасать и не падал в обморок.

Я как-то читала жуткую историю о том, как пропала молодая девушка. А через несколько дней родители, выбившиеся из сил от поисков, тревоги и отчаяния вдруг увидели, как она рано утром возвращается домой. Вся избитая и в разорванной одежде.  И тут отец упал в обморок.

Вот это как раз ситуация не-поддержки. Когда реакция близких может быть еще более травматична чем само ужасное событие.

Какая была бы поддержка хорошей в такой ситуации?  Сказать: “Как мы рады, что ты жива. Все что с тобой произошло это ужасно и мы будем с тобой столько сколько нужно чтобы ты смогла плакать жаловаться злиться. Или просто молчать.

И что с тобой все нормально. Ты не стала от этого события хуже. И ты ни в чем не виновата. Такое может случиться абсолютно с каждым. И мы любим тебя очень очень. И мы вместе переживем эту боль и эту злость и это горе”.

По этой причине сейчас во время всяких катастроф нам сообщают, что с пострадавшими работают психологи. Это очень важно — помочь человеку выйти из шока сразу. быть с ним. заботиться о нем. Но и не лезть к нему с излишней активностью и ненужной помощью. Важно быть рядом, но ничего не навязывать, не давать советов. Не успокаивать типа: “Забей!” Не устраивать суету.

Важно быть рядом. Слушать, что рассказывают. Может быть, задавать вопросы, но внимательно следить за тем, какие из них уместны.

Сразу после нежелательного события важно, чтобы человек сориентировался в себе и окружающем. Очень хорошо, чтобы начал опять чувствовать свое тело.

Тогда, конечно, могут начать высвобождаться сильные эмоции. Рыдания, ярость. Наша задача — помочь человеку их не блокировать, а выразить. Это тот момент когда чем быстрее и полнее аффект будет выражен тем меньше травмы человек получит.

Настоящая психическая травма рушит картину мира.”Раньше в моей картине было немыслимо, чтобы со мной такое произошло.  Я была уверена что со мной так поступать нельзя. А теперь я знаю, что уже случилось. И теперь придется интегрировать новый опыт в знание о себе и о мире”.

И вот если человек получил достаточно поддержки и ресурсов, если он “переварил” происшедшее, сумел собрать свою психику в целое из осколков, то он действительно стал сильнее и мудрее. Тут пословица “что нас не убивает, то делает нас сильнее” в прямом смысле сбывается.

И люди, пережившие страшные события, недаром бывают очень мудрыми.

И у нас с вами вполне могут быть травмы старые, законсервированные в теле. И наша задача — накопить сейчас ресурсов, запастись поддерживающим окружением и открыть все запертые чуланчики. Сделать уже в них ревизию.

И часто при ревизии мы вдруг обнаруживаем что такой чуланчик оказался фейком!  Вот в прямом смысле. Не было у меня такой травмы! А почему я боюсь собак и сжимаюсь при приближении даже маленького пуделя на привязи?  Потому что мое тело скопировало, сжималась моя мама. Часто травматические реакции мы просто выучиваем от родителей. И очень ценно это все узнать про себя и высвободить из своей психики много пространства, законсервированных сил и ресурсов. Переварить свои и чужие травмы и сделать их своей силой, своей мудростью.

В каждом трудном периоде нашей жизни кроется и еще один важнейший ресурс. Это то, чему научились преодолев жизненную трудность. Даже если я часть себя заморозила. Но зато я и научилась чему-то. Например, если даже в моем детстве умерла мама, я несмотря на страшное горе и потерю опоры, смогла найти опору в себе. Я научилась сама о себе заботиться. Я поняла что чужие люди очень даже могут быть ко мне неравнодушны, и мир может обо мне заботиться . Я могла научиться такому, что мои сверстники не могут и в свои 30 лет. И за всеми минусами раннего взросления есть и большие плюсы в том, что я приобрела. И нельзя эти плюсы обесценивать. Так же как нельзя обесценивать и горе.

Целостная психика бывает только тогда когда мы все честно признаем.

Сегодня я вам предлагаю упражнение, которое поможет находить ценность там где до этого было только горе. И это важнейший шаг к выздоровлению и высвобождению ресурсов и обнаружению себя целой и ценной .