2be1ae4e026667a35cbf73ee5021Самый глупый заяц — тот, кто считает, что если он хорошо себя ведет, то волки не посмеют его съесть.

Автор неизвестен

Откуда берутся “вечные жертвы”? Счастливы ли они в своей роли — делая несчастными других? И, главное, что можно сделать, чтобы прервать бег по сторонам многим известного треугольника “жертва — агрессор — спасатель”?

Больше, чем ребенок

Чаще всего люди склонные к жертвенности растут в семьях, в которых ребенку давалось как бы слишком много власти. Например, мама рассказывала сыну, какой козел его отец. И тут же восклицала: «Ты-то у меня будешь не таким! Ты будешь настоящим защитником мамы и помощником!» Или девочка вдруг понимала, что папа к ней прислушивается больше, чем к маме.

У ребенка была иллюзия, что он может и — главное — должен как-то так влиять на родителей, чтобы поддерживать мир в семье или еще хуже, защищать одного из родителей от другого.

В некоторых случаях ребенку прямо говорили, что “папа ушел из семьи потому что ты двойку принесла”. Или мама в истерике могла выкрикнуть дочери: «Почему ты не остановила отца, когда он уходил к любовнице?»

В общем, вариантов много, но итог один: человек вырастает, считая что он отвечает за весь мир, за того парня, за своих родителей и т д. Но при этом в действительности у этого человека достаточной власти нет, так как он не бог и отвечать за других никак не может.

Складывается серьезное противоречие. С одной стороны, подталкивает установка “я отвечаю за всех вокруг и если что во всем виноват я и случится что-то непоправимое”. А с другой, человек догадывается, что он не наделен какой-то особой властью и никак не может сделать и проконтролировать больше чем другие. Как у Булгакова : «Да, человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус!»

Контролируй это (и все вокруг)

Как же это противоречие выражается в реальной жизни? Гиперконтролем и гиперответственностью. Допустим, я начинаю пытаться построить мир вокруг по своему разумению, так как отвечаю за него. Но, поскольку, реальную ответственность даже за саму себя мне взять страшно, то я начинаю рулить исподтишка. Ровно так, как тот ребенок в детстве привык делать — он же не мог стукнуть по столу и сказать родителям: “Будет вот так”.

Не мог. А значит, ему надо было хитрить, поддерживать, то маму, то папу, отслеживать, у кого какое настроение. Например, если папа выпивши становится добрым — можно попросить расписаться в дневнике за двойку. А если наоборот, то лучше бы смыться с глаз долой.

И этот же ребенок оказывался виноват во всех бедах. А чтобы не быть виноватым, когда вырос, надо успеть обвинить кого-то другого. Или прикинуться больным несчастным, слабым и беспомощным.

Еще одна типичная ситуация: ребенка начинают травить в  школе. Мама что-то подозревает или просто этого опасается, поэтому очень-очень тревожным голосом каждый день спрашивает все ли там в порядке. Ребенок понимает, что мама просто тут же упадет замертво, если что-то узнает. Поэтому он молчит, остается в одиночестве, сам справляется со своими трудностями. Понятное дело, что учеба страдает. А мама потом его же и обвинит, расскажет, какой он плохой и неблагодарный, раз стал хуже учиться.

Понятно, что в такой семье дети тоже быстро обучаются роли агрессора, спасателя или жертвы. И начинают еще хлеще манипулировать мамой. Так этот механизм отношений из поколения в поколение передается как «горячая картошка».

Дети вырастают, подсознательно чувствуя: “Да, я всех строю и всеми рулю, но при этом я ни за что никому в этом не признаюсь. И себе тоже не признаюсь”. Кстати, последнее — это очень важный момент. Обычно люди, в детстве столкнувшиеся с непосильной ответственностью, сами потом не замечают, как превращаются в вечную жертву. Я не говорю о сознательных злонамеренных манипуляторах, а только о тех, кто искренне верит в то, что должен отвечать за всех и за все, и сам же от этого страдает.

Жертвы вокруг нас

В исполнении мужчин такое поведение часто выглядит очень занудным и брюзжащим. Они всем указывают, как жить, требуют дисциплины и порядка. Но не впрямую, а постоянно брюзжа, рассказывая, какие все вокруг сволочи. Однако, когда оказываешься рядом с таким человеком, может захотеться ему доказать, что ты же не сволочь, ты же не предашь, ты же хороший. Но со временем оказывается, что “достаточно хорошим” для него стать все равно невозможно. Или для этого надо вовсе отказаться от себя, от своих желаний и жертвовать всем.

У женщин данное явление выглядит немного иначе. Обычно это очень больные, с высоким давлением, дамы, очень несчастные, но при этом очень властные и сильные внутри.

Типичный пример — бабули в церкви, которые могут нашипеть из-за короткой юбки или отсутствия платка, все знают и всех поучают. И при этом пытаются показать, какие они хорошие и сами же в это верят.

Или бабушки — свекрови или тещи, — которые никогда не откажутся посидеть с ребенком в выходной день, но при этом будут так жаловаться на здоровье, что сама почувствуешь себя последней сволочью, эксплуатирующей смертельно больного человека. Но если не дать ребенка, то окажешься еще большей сволочью.

Распутываем клубок

Послание от человека в жертвенной позиции выглядит примерно следующим образом: “Я тяну неподъемный груз по жизни. Если бы не я, вы бы все давно пропали. И я такая больная и несчастная от этого. А вы — неблагодарные сволочи, которые не хотят помочь  великому спасителю мира в элементарном. Что вам стоит бросить свои дурацкие гулянки и прополоть мне огород на даче? Я же на вас всю жизнь положила!”

Что делать, если кто-то из близких впадает в состояние маленького напуганного ребенка и, будучи взрослым, начинает вести себя так, будто ему 5-8 лет?

Прежде всего, признать, что вы включаетесь в какую-то из ролей этой игры. В роль жертвы, или преследователя, или спасателя.

  1. Увеличить дистанцию, выдохнуть. Постараться отстраниться от своей обиды или праведного гнева. И то, и другое — признаки игры в жертвенность.
  2. Определить, что вы на самом деле хотите от человека. Честно. Понять, может ли он реально вам это дать.
  3. Обнаружить свои желания, себя, свое тело, ощущения и чувства.
  4. Найти, куда вы деваете свою злость. Если человек чувствует себя жертвой, значит он уже подавил свою здоровую агрессию и сильно ее сдерживает.
  5. Поработать со своими границами. Если злость подавлена, ощущение границ своего “я” обычно тоже нарушается. Нужно обнаружить их и вернуть себе себя.
  6. Если вам удалось последнее, то вы справились. Поздравляю!

Но я знаю, что этого добиться очень трудно. Особенно если в семье были приняты такие отношения, где постоянно кто-то в чем-то виноват и постоянно “ищут крайнего”.